Интервью Кевина Смита (1997г.)

Перевод: Chameleon

Брет Рудник: Он может играть бога войны в "Зене: королеве воинов", но поболтайте с ним немного, и вы забудете этот образ. Он очень милый и приятный парень, с которым легко говорить - ничего общего с теми злодеями, которых он изображал на сцене и экране. Его Киви-обаяние и дружелюбие сразу бросаются в глаза.
Кевин: Привет, хорошего дня!
Брет: Привет, как ты?
Кевин: Хорошо, спасибо, Брет. А ты?

Сканирование головы

Брет: Отлично. Насколько я понимаю,тебя только что просканировали.
Кевин: Ага. Они проделывали такие штуки: вы сидите на стуле, а они рисуют лазером вокруг вашей головы, чтобы сделать географический трехмерный образ. Потом они смастерят из этого мини-скульптурки.
Брет: Для какого будущего изделия?
Кевин: Для куклы. Они на экране вращают твою голову как глобус, чтобы вышел двухмерный образ. Они проделывали ЭТО с моей головой. Со стороны, наверно, ужасная картинка.
Брет: [смеясь] Могу представить!
Кевин: Между собой они называют этот процесс "способ уничтожения лица". Это отвратительно. [Смеется]

Популярность "Зены - Королевы воинов"

Брет: [Объясняет, что такое "Whoosh!", как он появился, как у нас дела сегодня, и благодарит Кевина Смита за то, что он смог предоставить нам время].
Кевин: Отлично, приятель! Замечательно! Я польщен. В Новой Зеландии мы в некоторой степени изолированы от успеха, который шоу имеет во всем мире и особенно в Штатах. У нас дома оно популярно, но безусловно не до такой степени, как здесь. Когда ты приезжаешь сюда, ты начинаешь смотреть на мир другими глазами, хоть и ненадолго. Определенно другими глазами!
Брет: У тебя не случалось такого, что ты идешь по улице, а люди тебя узнают?
Кевин: Да, причем довольно странные люди. Они сначала долго приглядываются, потому что в жизни без кожаного костюма Ареса я мало чем его напоминаю, но некоторые подходят. Кстати, недавно ко мне подошел парень - у нас было несколько довольно внушительных землетрясений неделю назад, пять или шесть раз - и этот парень подошел ко мне и обвинил меня в них.
Брет: [смеется] Да ты что!
Кевин: (произносит с техасским акцентом): "Арес, засранец, это ты был, я знаю!" [Смеется]
Брет: Ну, его можно понять! [Оба смеются]

Получение роли Ареса

Брет: Какой был твой первый опыт "Зены"? Как ты вообще попал в шоу?
Кевин: Ну, когда у них только крутилась идея "Геракла", женщина, которая занималась кастингом вне Новой Зеландии, позвонила моему агенту и спросила, не хочу ли я прийти на прослушивание, чтобы получить роль в "Геракле". Но в то время я был занят, так как снимался в нашем, новозеландском сериале. Я вежливо отказался. Я был здесь, в Соединенных Штатах, около двух лет назад и имел возможность познакомиться с Эриком Грюндеманном, продюсером "Зены" и "Геракла". Мы очень хорошие друзья с Майклом Херстом (Иолаем в "Геракле"), и мы тогда троем пообедали. Вскоре после этого он позвонил мне из Новой Зеландии и спросил: "Не хочешь вернуться и сыграть Ификла?" Я сказал: "Звучит неплохо". Я возвратился, сыграл Ификла, играл в театре приблизительно шесть месяцев, а потом появился как Арес. Так что это, можно сказать, получилось случайно.

Чарльз Сиберт

Брет: Очень интересно. Я заметил, что многие эпизоды с Аресом снял Чарльз Сиберт, и задавался вопросом: вы с ним не команда?
Кевин: Нет, изначально было известно, что первую пару серий с Аресом снимет Чарли Сиберт. Он отличный мужик и действительно хороший режиссер. А то, что он снял три серии с Аресом из пяти - чистая случайность. К счастью, именно он режиссировал мою любимую серию "Ten Little Warlords". Это было как раз тогда, когда с Люси случился несчастный случай, а Арес потерял свою силу. Там у Чарльза была неплохая роль Сизифа. Но это просто так получилось. Хотя мы дружим. Все режиссеры, с которыми я работал в "Геракле" и "Зене", хотели предоставить Аресу как можно больше поля деятельности, потому что мы любим, когда он над нами издевается, не правда ли?

Третий сезон

Брет: Арес - очень популярный персонаж, и все всегда ждут, когда он опять появится. Ты не знаешь, он будет в следующем сезоне?
Кевин: О, да! Я вылетаю завтра, потому что должен возвратиться, чтобы сниматься - прямо из аэропорта на съемочную площадку. Будет весело. Сначала у меня серия "Геракла" ("Stranger In a Strange World"), в котором будет Зена, а потом... четыре "Зены" за раз.
Брет: Так это ж классно!
Кевин: В скольких сериалах я снялся - это я уже сбился со счета. Где-то около двадцати. Я по-прежнему много работаю на новозеландском телевидении, и поскольку у меня это все выходит небольшими кусками, в целом получается неплохо.
Брет: А они как-то координируют твое время?
Кевин: Конечно. Сначала они делали одну серию, а теперь начали создавать трилогии, типа "Золотой Хинды", и это классно, потому что ты снимаешься около месяца, а потом свободен, как птица.

Характер Ареса

Брет: Я заметил, что Арес в "Геракле" чуть более противный, чем в последних эпизодах "Зены". Например, в "Ten Little Warlords" это был довольно уязвимый персонаж, и должен сказать, в этой серии ты играл просто потрясно.
Кевин: Ну, большое спасибо! Это был хороший опыт. Мы любим ставить Ареса в разные ситуации, чтобы увидеть, сколько он может выдержать. Чарли Сиберт сказал: "Давай изобразим его настолько слабым и беззащитным, насколько сможем." Вообще для актера хорошо, когда ты в одной роли можешь быть настолько разным. Но причина того, что он более противный в "Геракле", в том, что у него есть чувства к Зене. В "Геракле" все вертится вокруг его ненависти к своему смертному братцу, а Зену он хочет вернуть.

Отношения Ареса с Зеной

Брет: Отношения между Аресом и Зеной - предмет весьма бурного обсуждения среди фанатов. Одни из них утверждают, что Арес, возможно, отец Зены. Другие - то, что в прошлом у них была связь вполне определенного рода. Третьи - то, что они просто играют в кошки-мышки. Короче, предположений масса.
Кевин: Да, есть такая проблема. Это выдумали сценаристы, и теперь мы все вокруг крутимся. В одной из ранних серий, "Ties That Bind", появилось предположение, что Арес ее отец. Мы касались этой темы пару раз. Это бы означало, что она полубог, как Геракл, и в некоторой степени это сказалось бы на концепции шоу. В другой серии, "Intimate Stranger", хотя сама она в то время была в теле Каллисто, Арес имел физический контакт с телом Зены. Поэтому, если они будут продолжать гнуть линию "он - ее папа", это будет смотреться... странновато, если не сказать хуже.

События вокруг несчастного случия с Люси Лоулесс

Брет: Я помню диалог с Хадсон Лайк в роли Зены в "Ten Little Warlords", когда Арес признается ей в очень близком контакте с ее телом. Она сказала, что надо будет не забыть принять ванну, когда получит свое тело назад.
Кевин: [смеется]
Брет: Что напомнило мне об одной вещи, которую я хотел спросить. Должна ли была Хадсон Лайк изначально играть эту роль, или Люси Лоулесс из-за травмы не смогла?
Кевин: Да, все это происходило как раз после того несчастного случая (8 октября 1997). Чтобы выйти из положения, мы заново пересняли конец "Intimate Stranger", потому что первоначально в конце этой серии Зена и Каллисто меняются и все прекрасно. Мы видим Каллисто, падающую в пропасть Тартара. Но не получилось, и мы быстренько кое-что пересняли и подтасовали. Вообще удивительно, когда две женщины играют друг друга. Было забавно наблюдать Хадсон, изображающую Люси изображающую Зену и затем Люси, изображающую Хадсон изображающую Каллисто. Это необычно.
Брет: Мне бросилось в глаза в нескольких сценах, особенно в движении плеч, походке, жестах и речи, что они, похоже, очень хорошо друг друга изучили.
Кевин: Да, домашнюю работу они выполнили на "отлично".
Брет: Ты можешь нам сообщить, когда возвращается Арес? И будет ли Каллисто?
Кевин: Я не слышал. Моя следующая работа будет в "Геракле" и это будет другой Арес, очень забавный. Но вообще я не в курсе, какие у них планы. Они позвонили мне и спросили: "Можешь ли ты на этот раз?", я сказал "Да" и забрал сценарий неделю назад. Так что такие дела. Надеюсь, я не буду слишком утомлен, когда приеду к ним.

Играя Ареса

Брет: Насколько тебе позволено изменять образ Ареса в соответствии с твоими представлениями, или как часто ты бываешь минутным режиссером и говоришь нет, когда они объясняют, что ты должен сделать?
Кевин: Есть кое-что, что должно быть обязательно. Например, что злодей хохочет в конце сцены, когда мы все идем на перерыв. (Изображает злобный хохот Ареса.) Понимаешь, многие режиссеры приходят на площадку и говорят: "Ну, ты это делаешь уже давно, как что - ты знаешь", и чего-то особенного, своего, они обычно не приносят. Естественно, что мы все имеем какие-нибудь идеи. Это нормально. Мы сотрудничаем. Но в автоматике тоже имеются свои плюсы. Когда ты знаешь механизм, ты просто должен задействовать его в ситуации, в которой находится Арес. Кстати, мы любим поразвлечься с сюжетом и героями.
Брет: А лично ты в какой ситуации, которой еще не было, хотел бы увидеть Ареса?
Кевин: Мы как раз об этом недавно говорили. И так как я здесь, у меня была возможность обсудить это со сценаристами. Обычно они - только имена на сценарии, потому что мы ведь снимаем на другом конце земного шара. Мне был интересен последний эпизод "Геракла", показанный здесь, "End Of Beginning". Мы просматривали его - Кев (Кевин Сорбо, Геракл) и я - и нам показалось, что драка в конце получилась неожиданно интересной, потому что тогда Геракл и Арес были равны в силах, и Геракл действительно рисковал, хотя обычно он мочит всех направо и налево. Реально, это была драматичная сцена с высокими ставками. А когда что-то под угрозой, шоу приковывает большее внимание. Так что логично предположить, что для развития моего характера потребуется какой-то определенный конфликт с серьезной проблемой. Обычно, если произошла драка, ты идешь домой, зализываешь раны и возвращаешься снова на следующей неделе. Я хотел бы увидеть Ареса в ситуации реальной опасности.

Хроники Зены

[Если мир думает, что он уже познал смерть и разрушения, пускай подождет меня]

Брет: В прошлом сезоне, в серии "Xena Scrolls", мы получили намек на какую-то окончательную битву между Зеной и Аресом, результатом чего стало его заточение.
Кевин: Да, именно поэтому он и был под глазом Гефеста, я полагаю, потому что дверь там вполне открыта. Парень, который режиссировал "Xena Scrolls", Чарли Хаскелл, он и я были приятелями пятнадцать лет назад в колледже. Потом, когда нам обоим исполнилось 25, наши дороги разошлись: он пошел в киношколу, я начал сниматься. Так что наша совместная работа в "Зене" была как бы возвращением в студенческую молодость. Он любит Ареса в образе очаровательного злобного щеночка. [Смеется]. Мы с ним придумали многие прикольные высказывания Ареса. Например, когда он говорит [произносит с идеальными интонациями бога войны]: "Если мир думает, что он познал смерть и разрушения, пускай подождет меня!" Это же говорит Джокер в "Бэтмене"! А еще одно мы украли из "Голого пистолета", потому что она идеально подходила для характера Ареса. Чарли еще имел такую идею в конце серии, когда Арес остается в этих катакомбах - ты видел обложку альбома Meat Loaf "Bat Out of Hell" 77 года?
Брет: Видел.
Кевин: [смеясь] Ну так вот, он хотел, чтобы Арес вырвался из земли на мотоцикле, как там. Но это уже было немного слишком. [Смеется]. Так что так мы развлекаемся с вверенными нам персонажами. Мне действительно нравится играть Ификла, но с точки зрения приколов Арес - неисчерпаемая кладовая.
Брет: Это была очень мощная серия, и многим людям, включая меня, она жутко понравилась. Мы все нетерпеливо ждем твоего появления в следующем сезоне.
Кевин: О, спасибо!

Ранняя карьера

Брет: Ты кое-что упомянул недавно, кое-что, что я хотел спросить - твоя ранняя карьера. Чем ты по жизни занимался в прошлом? Как ты дошел до того, чем занимаешься сейчас?
Кевин: Я стал актером буквально случайно. Я играл в регби в Новой Зеландии. Мне было где-то 24, и я получил довольно серьезную травму - третье сотрясение мозга за один сезон. Доктор сказал: если хочешь жить, оставь игру. Пока я проходил мою трехнедельную восстанавливающую терапию после мозговой травмы, я пришел домой в один прекрасный вечер и моя жена сказала: "Ты должен пойти в местный театр". Я сказал: "Зачем?" Она сказала: "Я видела объявление в газете и записала тебя на прослушивание". Я сказал "Что?!" Я играл в рок-группах. Говорят, когда я был моложе, я был хорош на альтернативной музыкальной сцене.
Брет: И ты туда же?
Брет: Меня правильно информировали, что в твоей карьере была телевизионная мыльная опера, в которой снималась и Люси Лоулесс?
Кевин: На тот момент это была наша самая популярная мыльная опера. Один час еженедельно. Называлась "Gloss" ("Блеск"), но все звали ее "Династия Киви". Она была про яппи и богатых бездельников. С Люси я встретился всего пару раз, она тогда только что вернулась к работе после рождения дочери Дейзи. Она была очень молодой. Меня продвинули из эпизодической роли до постоянной, и у нее со мной была пара сцен. Я помню, что я с ней говорил... Ей было где-то около 20, она только что родила ребенка. Она спрашивала меня, как я начинал и все такое. Я видел ее много раз после этого, потому что, естественно, в Новой Зеландии актеров не так много. Хочешь - не хочешь, но узнаешь каждого. Она работала какое-то время в этой криминальной драме "Marlin Bay" (1993-1994), а я туда прибыл позже как, какой сюрприз, главный плохой парень. [Смеется]. Так что работали мы вместе всего несколько недель.

Desperate Remedies (Отчаянные меры)

[Фильм "Desperate Remedies" дал нам новую оценку для красного цвета]

Брет: Интересно. Кстати, мой босс и издатель, Ким Таборн, хотела задать тебе один вопрос - о фильме "Desperate Remedies" (1993, режиссеры Стюарт Мен и Питер Уэллс). Она говорит, что многим из твоих поклонников он понравился, и хотела спросить, будет ли еще что-либо подобное?
Кевин: [Долго и громко смеется]. Ничего себе! Я уж думал, никто и не вспомнит. Ну да, снимался я в этом фильме в 1992. Мы поехали с ним в Канны. Это была арт-хаусная картина, но и итальянцы, и французы, и испанцы были в абсолютном восторге, потому что она заставляла о многом задумываться. Фильм был очень стильным и снят в одних декорациях. Это был хороший опыт. Забавно было наблюдать, как некоторые люди подходили и говорили со значением: "Я видел этот фильм." Критики разделились: одни его ненавидели, другие боготворили, но равнодушных не было. В картине я либо носил стильные лохмотья, либо не носил ничего - я был абсолютно-возмутительно-гол. [Смеется]. И мне до сих пор об этом напоминают. Кинопроизводство Новой Зеландии построено так, что продукция не настолько большая, как внешний рынок, но мы непрерывно выпускаем интересные и неординарные картины.
Брет: Я заметил, что по крайней мере в отношении артистического содержания ваше киносообщество действительно замечают и одобряют многое из того, что вы делаете.
Кевин: Когда я приехал сюда в Штаты в 95 году, фильм "Desperate Remedies" был все, что я имел. Я приехал сюда, чтобы просто попробовать почву. Конечно, это кино не принадлежало мейнстриму или по крайней мере вашему определению его, но реакция была следующая [говорит с американским акцентом]: "Это странная картина, дружок."
Брет: [смеется]
Кевин: [все еще в роли]: "Мне не нравится". (Возвращаясь к своему нормальному голосу): "Ладно, отлично". [Смеется]. Особого фурора картина здесь не произвела, но нельзя сказать, что это был провал. Хотя дома, конечно, ее принимали куда лучше. [ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ] Брет: У тебя есть какие-нибудь планы в Штатах? Что-то, что ты не можешь сделать дома? Кевин: Чего-то я не могу сделать дома просто потому, что мы не делаем такое количество фильмов в Новой Зеландии. У нас весьма возможно в течение нескольких лет не получать кинороли. Я пока работаю там, но мне повезло - у меня есть постоянная работа на телевидении и в театре. Сейчас у нас двухнедельный перерыв, и я здесь, потому что у меня тут пара кинопроб. Вы, ребята, делаете огромное количество фильмов, нам до вас далеко.

Майкл Херст

Брет: Верно ли говорят, что многие люди, работающие, даже регулярно, на телевидении и в кино в Новой Зеландии, не могут рассматривать свой актерский заработок как источник дохода?
Кевин: Сейчас ситуация уже лучше. Сейчас это уже нормальный способ заработать на жизнь. Вот когда я учился в школе, зарабатывать актерской профессией было немыслимо. Наша работа начала оправдывать себя после успеха двух замечательных картин: "Once Were Warriors" ("Когда были воины", 1993, режиссер Ли Томахори) и "Heavenly Creatures" ("Райские создания", 1994, режиссер Питер Джексон). Хотя ты до сих пор слышишь, как люди говорят: "Что ты делаешь в течение дня? Да? А настоящая работа у тебя какая?" Но поскольку телевизионные исполнители играют все лучше и лучше, люди начинают уважать твою профессию все больше и больше. Но есть и такие, которые думают, что ты миллионер, просто потому что тебя показывают по телеку. [Смеется]. Теперь для большинства из нас это основная форма дохода. Кстати говоря - не знаю, знаешь ли ты - Майкл Херст один из лучших театральных шекспировских режиссеров у нас в стране.
Брет: Я-то знаю, а вот многие, думаю, нет.
Кевин: Он очень респектабельная персона дома. После того первого эпизода с Ификлом он поставил со мной "Отелло". Мы закончили ту серию "Геракла" и поехали прямо на репетицию "Отелло". Я играл это около двух или трех месяцев. А вообще я участвовал в двух пьесах, срежиссированных Майклом. В том-то и состоит специфика актерской профессии в Новой Зеландии: никто не может держаться вдалеке от сцены, потому что это основная форма работы.
Брет: Я видел Майкла Херста в роли Черона, и он был великолепен. Просто дух захватывает.
Кевин: Он тоже был в "Desperate Remedies". И для разнообразия он там был плохим парнем.
Брет: Я знаю, что ты вероятно очень устал, поэтому еще раз спасибо за беспокойство.
Кевин: Да какое беспокойство, Брет, все отлично. На самом деле очень хорошо поговорить о шоу здесь, потому что, как я уже сказал, в Новой Зеландии оно популярно, но не до такой степени. Так что это возможность посмотреть на вещи под другим углом.

Популярность "Зены - Королевы воинов" - Часть 2

Брет: Факты говорят о том, что "Зена" стала сериалом номер один во многих странах, и ее переводят на многие языки мира. Она чрезвычайно популярна.
Кевин: И скоро станет самым популярным сериалом в мире. Как "Baywatch" ("Спасатели Малибу"), который имел такое звание. Очевидно, что в Европе много где ее только начинают показывать. В Австралии, например, она идет только год, а в Великобритании и того меньше. Но скоро ее станут смотреть все.
Брет: У нас рейтинг повысился на девять процентов, а в Германии и окрестностях популярность составляет где-то 12, 16 процентов и выше.
Кевин: Именно-именно. Я говорил с Кевином Сорбо, и он сказал, что в Германии это огромная цифра. Я тогда посоветовал ему закосить под Дэвида Хасселхоффа. [Смеется].
Брет: В Германии, кстати, заменяют титры.
Кевин: Правда?
Брет: Да, кроме последних двух или одной серий они сменили оригинальные английские титры. Они также должны вырезать кое-где, чтобы на телеэкране не было столько насилия.
Кевин: Что-то похожее происходит и у нас в Новой Зеландии, потому что у нас очень много рекламы. В основном телевизионные компании принадлежат государству, поэтому реклама нужна, но они вставляют ее не тогда, когда обычно, а просто когда хотят, иногда даже обрывая чью-то речь. Люси говорит, что она ненавидит смотреть шоу в Новой Зеландии, потому что они делают не один большой перерыв, как надо, а много мелких, и действие затормаживается. Она сказала: "Так я в шоу похожа на новозеландского бурундука".
Брет: В Германии пошли дальше. Они следят за эфирами радиостанций. Они нанимают определенного человека, чтобы он следил за песнями, и если он услышит одну и ту же мелодию на разных станциях, последствия могут быть весьма серьезными.
Кевин: Вот это да!
Брет: Из-за распространения компакт-дисков и аудиокассет теперь уже легче, но такое положение дел действительно имело место.
Кевин: Это уж что-то чересчур. Значит, если вы что-то им продали, они имеют право исправлять содержимое как хотят.

Обо всем

[Новая Зеландия - страна богов]

Брет: Я говорил с Майклом Левайном (режиссер, поставил несколько эпизодов "Зены") вчера в чате, и он упомянул, что они могли бы сделать пять или шесть эпизодов на материале, который снимался для серий, но который выбросили при окончательном монтаже. В пример он привел "The Quest", где в окончательной версии выбросили около одиннадцати минут.
Кевин: Ты знаешь, иногда они специально снимают больше, чем нужно, и время от времени используют эти куски для других серий - разумеется, с теми же самыми персонажами. Подобный подход - ничего не растрачивать впустую - весьма эффективен. Это не удар в спину, а просто соображения экономии.
Брет: И я не ошибусь, если скажу, что вы все из-за этого получаете больше.
Кевин: Да, доллар Новой Зеландии стал усиливать свои позиции. Раньше соотношение было где-то два к одному, так что наш заработок при переводе удваивался. А сейчас наш доллар - это где-то 70 ваших центов.
Брет: Ух ты!
Кевин: Да!
Брет: Неплохо вы там устроились, как я посмотрю!
Кевин: Еще бы! Хорошо, когда много людей заняты в производстве. У нас две съемочные группы, занятые полный рабочий день. И в течение съемок можно наснимать кучу открыток с видами Новой Зеландии, потому что у нас самые разнообразные пейзажи недалеко друг от друга и всегда готовые для камеры.
Брет: Я слышал, что в обоих шоу уделяется несколько минут на пейзажи, что-то типа рекламы для туристов, потому что природа Новой Зеландии действительно дух захватывает.
Кевин: Да, да, да! Особенно когда герои куда-нибудь идут. Они всегда проходят мимо каких-нибудь известных красивых мест.
Брет: Но так и есть. Это просто сбивает с ног.
Кевин: С этим нам повезло. Я вырос на Южном острове, где ты мог плавать в океане, вылезти, и через 40 минут ты мог быть на лыжах. Все близко, потому что... место маленькое. [Смеется]. У нас есть пустыня, джунгли, леса, и все это просто пугающе близко. Тебе нужно только повернуть камеру и - пожалуйста, вот пустыня. [Смеется].

Забавный день на работе

Брет: Я очень хочу спросить одну вещь. У тебя есть какие-нибудь особые воспоминания, связанные с шоу? Забавные, серьезные, пикантные моменты?
Кевин: В Новой Зеландии мы привыкли снимать современные городские драмы, поэтому первое сильное ощущение, которое пришло ко мне во время съемок обоих шоу, были драки. Это умопомрачительно. Это как будто ты снова ребенок. Было строгое указание, что никому нельзя причинять вред, но, честно говоря, удержаться было трудно. Мы снимали "Молодого Геракла" прошлой зимой, и там была совершенно сумасшедшая сцена, где ты стоишь на двадцатифутовых кольях, вокруг тебя все горит, и в руке какая-то пылающая штука. Еще одно потрясающее воспоминание связано с серией "Ten Little Warlords", где меня подвесили за лодыжки. Вот он я, подвешенный, с булавой в руке, перед глазами все наоборот, и для получения лучшей перспективы меня привязали к стропилам. Вот они меня подвесили, поместили камеру между моими коленками, по роли я кричу и думаю: "Вот если мои дети спросят: - что ты сегодня делал, папа? - будет ли это обычным занятием для нормального взрослого мужчины?" [Оба смеются]. Камера, оператор на кране - все между моими ногами - снимают, как я вишу вверх тормашками! Прелестная ситуация. Они говорят: "Нам нужен замок" - утром будет замок. Или когда ты в пещере или еще где-то - как актера, тебя это жутко забавляет. Где еще я могу носить кожаные штаны и размахивать резиновым мечом? [Смеется].
Брет: Предполагаю, что Нью-Йорк - одно из таких мест...
Кевин: [смеясь] И мне еще за это платят. Да я бы это делал ради собственного удовольствия. [Смеется]. Это отличная штука, и ни я, ни Майкл, ни Люси не нашли бы ничего похожего где-то еще. Конечно, работать трудно, но смотрится все жутко забавно.
Брет: Отлично! Все было просто замечательно! И еще раз, большое спасибо за все.
Кевин: Да ладно, Брет, это вовсе не трудно.
Брет: Я действительно ценю все, что ты сделал, и могу абсолютно уверить, что Арес очень популярен и мы все ждем его следующего появления в следующие месяцы.
Кевин: Класс! Большое спасибо, дружище!
Брет: Спасибо тебе!
Кевин: Пока!

Прочитано 2356 раз
Копирование и распространение материалов с сайта возможно только с согласия правообладателя и администрации, а также с указанием имени автора и ссылки на источник. 200

Наверх