В память о Кевине Смите... Избранное

Источник: XenaWP.Ru

Кевин Тодд Смит

Полное имя: Кевин Тодд Смит
Рост: 190 см
Цвет глаз: карий
Цвет волос: черный
Родился: 16 марта 1963 года, Окленд, Новая Зеландия.
Умер: 16 февраля 2002 года, Пекин, Китай, оплакиваемый миллионами поклонников со всего света.

Джоел Тобек: "Я всегда считал его самым щедрым, самым великодушным человеком на земле"

Роберт Брюс: "Он - один из самых добрых людей, которых я встречал, в нем не было ни капли злобы"

Джофф Долан: "Он производил на всех необычайное впечатление."

Элрик Хупер: "Он был воплощением благородства. Кажется, он отдавал людям всего себя."

Клэр Келсо: "Все воспринимали его как суперзвезду, но на самом деле он был очень добрый и скромный человек."

Кевин Смит... Кев... наверное, более всего он был известен как актер, очень красивый и успешный актер, играющий главные роли в фильмах и спектаклях. Но у него было еще два удивительных таланта: талант к музыке и талант всех смешить. У себя на родине он сделал очень удачную актерскую карьеру, и стоял на пороге голливудского признания, собираясь сниматься с Брюсом Уиллисом.

Но 16 февраля 2002 года, после несчастного случая на съемочной площадке, он умер.

Кевин Тод Смит родился в Окленде, 16 марта 1963 года. Он был первенец у своих родителей, Ивонны и Джоффа. Два года спустя родилась его младшая сестра, Сэнди. Темный цвет глаз и волос и смуглая кожа достались ему от предка-тонгана со стороны матери (Прим. переводчика: Тонган - одна из полинезийских народностей Австралии и Океании, наряду с Маори, Самоан, народом Таити и другими. В Новой Зеландии иметь полинезийского предка очень почетно.) Его отец, Джофф, служил во флоте, и первые 10 лет своей жизни Кевин провел на северном берегу Окленда. Затем семья переехала в Сидней, но пробыла там недолго, и вскоре они обосновались в небольшом городке Тимару, где жили родственники Джоффа, и именно там Кевин жил до своего совершеннолетия.

Майкл Вуднорт: "Кев был очень близок со своими родителями и со своей сестрой, и, когда мы были детьми, я провел много времени у них в гостях, потому что родители у Кева были замечательные. Они обращались с тобой не как с ребенком, а как со взрослым человеком. Отец Кева был музыкально одарен, и, когда я приходил к Смитам, он часто сидел на диване и играл на гитаре песни Кенни Роджерса.

Кев ходил в младшую школу Тимару (Timaru Boys High School). Это была обычная школа с уклоном в физкультуру и изящные искусства. Но Кев интересовался не только этим.

Майкл Вуднорт: "Кев вырос в артистической семье. Его окружали люди, которые были слегка актерами и слегка музыкантами... они отличались от обычных людей."

В 1978 году Кев встретил свою будущую жену Сью. Им было по 15 лет, и их свидание организовали их мамы.

Кевин Смит: "Наши мамы работали вместе в доме престарелых и устроили нам... вообще-то семья Сью жила за углом от нас, и они решили устроить... в общем, они устроили нашу свадьбу. Типа, ну вы сходите, прогуляйтесь... и вот, двадцать лет спустя, мы до сих пор вместе."

Майкл Вуднорт: "Не хочется говорить банальности, но они были друг у друга первой и единственной любовью. Они всегда были вместе."

Закончив школу, Кев переехал в Крайстчерч, но ему было трудно, он скучал по Сью, которая осталась в Тимару.

Майкл Вуднорт: "Тот год был тяжелым для Кева. Он не говорил особо о том, что с ним творится, но я видел, что ему было плохо без Сью."

В Крайстчерче Кев поступил в университет, работал в бакалейной лавке и играл в группе, которая называлась "Say Yes To Apes". Музыка была его страстью, и он любил выступать.

Чарли Хаскелл: "Чаще всего Кева можно было увидеть играющим на гитаре у кого-нибудь на заднем дворе. Вообще-то, в Крайстчерче такое не редкость. Знаете, самым ярким моим воспоминанием о Кеве было то, насколько красиво он пел песни Элвиса. Если бы вы закрыли глаза и не знали, что это поет Кев, можно было поверить, что это поет сам Элвис."

Несмотря на то, что Кевин строил свою карьеру как актер, он всегда находил время для музыки. Он пел в театре, на концертах в парках, а в середине девяностых был членом известной группы "The Wide Lapels". Его музыкальная одаренность была всего лишь частью его таланта как исполнителя. Там же, в Крайстчерче, в восьмидесятых годах, его начал манить мир телевидения.

Майкл Вуднорт: "Кажется, его первой ролью был Crime Watch (Прим. переводчика: это псевдодокументальная программа, что-то типа нашего "Дорожного патруля", только в ней рассказывается о бытовых преступлениях). Там ограбили массажный кабинет, и продюсерам был нужен здоровый высокий мужик на роль вора. Они утвердили его на роль и отвели в массажный кабинет, где сидел тот, которого ограбили, и он посмотрел на Кева и сказал: "Да, это он, вы его поймали!", он даже не понял, что это был актер".

Это была крохотная роль, но она проложила дорогу ко всему остальному.

Кев по-прежнему скучал без Сью, без нее он был рассеянным и подавленным, но все изменилось, когда в 1984 году они воссоединились, и, в возрасте 21 года, поженились в их родном городе Тимару.

Майкл Вуднорт: "Они поженились молодыми, но к тому времени они уже были вместе несколько лет. Так что ничего удивительного, что они скрепили свои отношения браком. Это было самой естественной вещью на свете"

Именно Сью устроила ему его первую театральную роль. Она увидела объявление о кастинге для шоу "Are You Lonesome Tonight" (Прим. переводчика: это был мюзикл о жизни Элвиса). Зная, что Кев обожает Элвиса, она убедила его попытать удачу.

Чарли Хаскелл: "Он отправился на прослушивание, и, как ни удивительно, после трех попыток ему дали вторую главную роль. Это был словно знак. Как будто... как будто кто-то сверху говорил: он может. Кев теперь может все."

Однако шоу "Are You Lonesome Tonight" успеха не имело, и его быстро закрыли. Но Кев, узнавший, что такое сцена, не захотел с нее уходить, и решил попробовать поступить в профессиональный театр Крайстчерча, The Court.

Элрик Хупер: "Было как раз время ланча. Лето. По-моему, конец 1987 года. Я шел по фойе, и навстречу мне поднялся молодой человек очень привлекательной внешности. Он поинтересовался, не я ли режиссер, и я сказал да, и он спросил: "Могу ли я играть у вас?". Я посмотрел на него и подумал: "Боже мой, с такой внешностью, да если еще и играть умеет..." Я никогда не отказываю, потому что прослушивание длится десять минут, и они могут изменить чью-то жизнь. Поэтому я сказал ему: "Иди, подготовь какую-нибудь речь и возвращайся". Пару дней спустя он вернулся и прочел мне одну из сцен Glass Menagerie, этот удивительный монолог, и, боже помоги, я был весь в слезах. Я был очень тронут. Но тогда я подумал, что я устал, что я болен, и меня легко пронять. И позвал людей, чьему мнению я доверяю, и они пришли, и точно так же плакали, и вот тогда я понял, что вижу перед собой настоящий талант. Я сразу же определил его на роль, и он начал выступать в The Court Theatre в начале 1988 года."

Джофф Долан: "В театре было строго: или ты делаешь то, что тебе говорят, или отправляешься домой. Элрик оказал большое влияние на наши карьеры; он был очень строгим начальником, человеком с огромными знаниями и желанием поделиться этими знаниями."

Марк Хэдлоу: "Было что-то удивительное в том времени, когда он начал работать в нашем театре; он всех заражал своей энергией. С ним все словно бы делались лучше, открывая в себе новые, прекрасные стороны. А если Кевин был в ударе, то это вообще было феерическое зрелище."

Элрик Хупер: "У него был комедийный талант, ведь для комедии, как я полагаю, нужен интеллект, нужны мозги, а у Кевина, кроме того, было красивое сексуальное тело, что расширяло круг его возможностей. По-моему, это был человек огромного дарования. Я знал, что кое-кто был бы рад увести его."

Кев работал в театре, оттачивая актерское мастерство во множестве разных ролей. А затем был звонок с телевидения.

Элрик Хупер: "Я планировал весь следующий сезон, рассчитывая на него, все главные мужские роли были отданы ему, потому что я знал, что держу в руках самородок. А однажды он пришел ко мне, сел напротив и сказал: "Элрик, мне предложили сыграть роль в сериале, который снимается на севере (Прим. переводчика: Новая Зеландия делится на Северный и Южный остров). "

Роберт Брюс: "Мне позвонил Марк Хэдлоу из театра The Court и сказал, что есть один парень, который только что начал играть, что у него 190 см росту, что он бывший игрок в рэгби, может петь, хорошо выглядит, и все такое."

Марк Хэдлоу: "И Роберт сказал: "Ну хорошо, когда он появится, пригласи его ко мне в офис." И вот однажды он пришел, постучал в дверь, Роберт открыл ее - и застыл с открытым ртом, а я почувствовал, что оплошал, когда порекомендовал его. Кев выглядел как мешок с дерьмом. Он выглядел ужасно."

Роберт Брюс: "Я подумал, что этот Хэдлоу пытался меня надуть. Что он подговорил этого чувака. Поэтому я все же пригласил его и начал задавать вопросы. Ответы приходилось вытаскивать клещами. Он как будто... зажался, отказывался разговаривать, очень стеснялся, и это было непохоже на того парня, о котором говорил Хэдлоу."

Марк Хэдлоу: "В течении двух часов он пытался вытянуть из Кевина то, что он прятал. И в конце концов он увидел его прирожденную энергию и энтузиазм."

Роберт Брюс: "Я сказал, что устрою ему встречу с Дженис Финн, продюсером сериала Gloss (Прим. переводчика: Gloss - очень популярная новозеландская мелодрама про жизнь богатых, типа "Династии". Шла с 1987 по 1990 год)."

Дженис Финн: "Я продюсировала третий сезон Gloss и меня попросили найти новых персонажей. Мы нашли Челси, дочь главного героя, ее играла Лиза Чэпелл, и еще там был Крейг Паркер, и Дэниэль Кормак, но, кроме того, нам был нужен красивый молодой парень с мужественной внешностью. И я решила, что поеду в Крайстчерч, и там, в здании новозеландского телевидения, мы устраивали прослушивания, то ли на третьем, то ли на четвертом этаже. И однажды я стояла перед лифтом, и, когда двери открылись, из них вышел Кевин. Я знаю, это прозвучит глупо, я не могу это описать, но он сразу будто бы заполнил собой помещение. Он излучал гремучую смесь из харизмы, сексапильности и невероятной энергии. Это было потрясающе. Впечатление было таким сильным, что я отступила назад не глядя, и попала в одну из огромных напольных металлических пепельниц. Наступила и упала, ударилась спиной. Было ужасно стыдно, но Кевин оказался настоящим джентльменом и помог мне."

Переезд из Крайстчерча в Окленд был нелегким испытанием. Сью была социальным работником, это означало частые выезды к ее подопечным, и они решили, что она останется в Крайсчерче на шесть месяцев, пока Кев не обоснуется в Окленде. Он был новеньким, которому еще предстояло влиться в ведущий состав звездного шоу Gloss.

Дженис Финн: "Обычно мы устраивали вечеринку, когда начинался новый сезон, и в тот день мы собрались в ресторане. Кевин пришел, и когда он появился, он приковал взгляды всех остальных молодых парней из шоу, они смотрели на него и повторяли: "о, как же он хорош".

Саймон Праст: "А как же. Он был высокий, темноволосый, красивый, с чувственными губами, глазами и всем остальным. Таким был Кевин Смит. Как бы ты не уговаривал себя ненавидеть своего соперника, устоять было невозможно."

Лиза Чэпелл: "И вот вошел он, красавец мужчина, и мои коленки начали предательски дрожать. Я спросила, что это за парень, и Дженис наклонилась к моему уху и прошептала: "Это твой новый бойфренд", и я ответила: "Спасибо!".

Крейг Паркер: "По-моему, для нас обоих это было первое телешоу, мы оба были новичками, и вместе ходили в Сентрпойнт, новозеландское телевидение тогда находилось в Сентрпойнте, и мы брали отснятый материал, чтобы просмотреть его одной в из маленьких комнат. Мы смотрели на отснятое с ужасом, с осознанием того, что через месяц это отправится в эфир, и вот тогда наступит конец нашим карьерам."

Однако шоу Gloss имело огромный успех, и люди начали обращать внимание на этого высокого темноволосого красавца-южанина. В 1991 году Стюарт Мейн и Питер Уэллс приступили к съемкам артхаусного фильма "Desperate Remedies" с ним в главной роли.

Питер Уэлсс: "Desperate Remedies" - это мелодрама, надрывная, разрывающая сердце мелодрама. И так повелось, что главные роли в мелодрамах должны играть очень, очень красивые люди. Но у него была не просто смазливая мордашка. У него также обнаружился лингвистический талант. Он должен был овладеть невероятно сложным, изощренным языком своего героя, и справился с этим с блеском."

Дженнифер Уорд-Лиланд: "Я считаю его самым лучшим актером, с которым мне довелось играть. Абсолютно надежный партнер, удивительный человек даже за камерой, между дублями, а ведь последнее очень важно, да и просто добрый и великодушный парень, с которым легко работать. С ним вы чувствовали себя в безопасности. Я чувствовала себя в безопасности."

Лиза Чэпелл: "Я вспоминаю одну сцену, это было его первое появление в доме, где он познакомился с Дженнифер. Костюмеры нарядили его в белую, чем-то похожую на пиратскую рубашку, небрежно расстегнутую, так, что было видно его грудь, и он выглядел потрясающе. Помню, как Дженнифер открывала дверь, а я стояла сзади и хихикала: "Это смешно! Он красивее нас всех!"

Питер Уэллс: "Когда фильм "Desperate Remedies" вышел на экраны, это было похоже на взрыв бомбы, на нас обрушился интернациональный успех, и мы отправились в Канны."

Дженнифер Уорд-Лиланд: "Мы так и не видели фильм целиком. Нам удалось посмотреть некоторые сцены, и монтаж, и кое-что еще, но когда мы сели в кресла, и начались первые кадры фильма под громкие аплодисменты, а там была я, убегавшая от кого-то, тогда мы посмотрели друг на друга и начали глупо хихикать, как два пятилетних ребенка. Удивительное ощущение. Фильм, который мы снимали в дешевом гараже на берегу, неожиданно вызвал огромный интерес, и, знаете, осознавать эту разницу было удивительно."

Агент Кевина, Роберт Брюс, никогда не сомневался в его актерских способностях, но тогда он сказал ему, что пройдет не меньше десяти лет, прежде чем тот сможет покорить Голливуд. Он считал, что невинное, чистое лицо Кевина должно стать по-настоящему взрослым, и, в то же время, Кевин должен внимательно относиться к выбору ролей.

Роберт Брюс: "Прежде всего мы хотели показать, что он серьезный актер, а затем развивать его комический талант. Роль в Marlin Bay была предложена ему тогда, когда он уже был известным актером."

Дженис Финн: "Я уверена, многие со мной согласятся, что Кевин мог изобразить все что угодно: надутого ребенка или страстный поцелуй, и многие предлагали ему роли именно последнего плана, но его таланты этим не ограничивались."

Кев стал часто появляться в телесериалах. Некоторых из этих шоу стали известны, некоторые быстро забылись. Но ни одна из его телевизионных ролей не могла сравниться с той, которую он получил вскорости.

В 1995 году карьера Кевина перешла на новый уровень благодаря роли плохого парня; с ней у него появились миллионы поклонников во всем мире.

Люси Лоулесс: "В самом начале Кевин получил роль Ареса, бога войны. Он должен был преследовать и враждовать с Гераклом, в общем, быть антигероем, но Кев развил этого персонажа, вложил в него часть себя, своего живого юмора, и продолжал развивать этот характер на протяжении всего сериала."

Роберт Брюс: "Он привнес в своего персонажа что-то такое, что даже продюсеры не ожидали. Это сыграло ему на руку. Определенно. И, когда он был в образе, было видно, насколько это ему нравится. Конечно, ему вообще нравилось играть, но здесь он просто наслаждался возможностью быть отвратительным мерзавцем."

Люси Лоулесс: "Моя любимая серия с Кевином была в последнем сезоне Зены, в ней были задействованы все его таланты. Тогда он играл стареющего бывшего бога. Кевин никогда не принимал всерьез свой имидж сексуального красавца. Никогда."

Но миллионы поклонников были от него в восторге, и Кев несколько раз в году ездил в Штаты на конвенты «Зены».

Джофф Долан: "Сначала было... ну, типа все, я ухожу, Кевин Смит, заберите меня отсюда. А потом вдруг ни с того, ни с сего - куча телефонных звонков на его номер, потому что он был зарегистрирован под своим собственным именем. И вот он идет и два часа раздает автографы, и куча людей буквально выстраивается в очередь, желая заполучить его роспись."

Роберт Брюс: "Я приехал на один из конвентов «Зены», и все, кого я видел, были одеты как Арес."

Джоел Тобек: "Он был королем. Хотя, по-моему, он немного расстроился, когда мы приехали в СоХо, Нью Йорк, и его узнал только беззубый бомж."

Карьера Кевина была сосредоточена на экранных ролях, но при этом он никогда не забывал о своей страсти к театру. Когда только удавалось, он возвращался на сцену.

Марк Хэдлоу: "Одно из самых волшебных воспоминаний в моей жизни - роль Яго в спектакле, где Кевин играл Отелло. И, без сомнения, это был самый запоминающийся момент в моей актерской карьере. Кевин очень эмоционально относился к своим ролям, и, если ему казалось, что его не слушают, или упускают важный момент, то это его очень злило."

В 2001 году Кевин играл главные роли в двух спектаклях Оклендского театра: "A Streetcar Named Desire" и "The Blue Room".

Саймон Праст: "Выход этого спектакля, "The Blue Room", многие ожидали с нетерпением, поскольку он был сложен не только с точки зрения актерской игры - Кевин должен был изобразить, кажется, десять разных персонажей. По-настоящему трудная задача для любого актера. Он очень старался."

Майкл Херст: "Я знаю, его очень ранило, когда в отзывах о "Streetcar Named Desire" критики уделяли слишком большое внимание его телу. Это трудно не заметить, я понимаю, и он понимал, не дурак. И все же его это ранило. С другой стороны, нельзя отрицать, что он сыграл очень чувственно."

Кев обожал выступать перед живой аудиторией, он ловил кайф от импровизации. Он вообще любил рисковать, и более всего по душе ему приходились живые выступления.

Дженис Финн: "Однажды вечером я пошла в TheatreSports, и попала на его выступление. Я поразилась, насколько он был талантлив, потому TheatreSports - это не академический театр, это театр импровизации. Молчунов не держали."

Клэр Келсо: "Требуется смелость, чтобы пойти в TheatreSports. Ты выходишь на сцену, и у тебя нет сценария, поэтому, если ты не совсем доверяешь партнерам, можешь пережить несколько неприятных минут. Но с Кевином ты чувствовал себя в безопасности. Если ты кидал реплику, он не только ее поддерживал, но и кидал ответную, а это самое важное."

Вилли Де Вит: "Когда мы говорим "TheatreSports", мы говорим - комедийная импровизация, мы говорим - живые выступления. Я не видел лучшего импровизатора, чем Кевин в TheatreSports. Он был великолепен. Много лет назад в этом театре мы устраивали такую штуку: брали какой-нибудь старый, всем известный фильм, убирали звук и озвучивали на свое усмотрение. Каждый брал по одному или двум персонажам. Кевин играл за шестерых. Он сам придумывал сценки и играл за всех своих персонажей. И я от смеха падал на пол, когда он пародировал меня. Великолепно!"

Клэр Келсо: "Он очень тонко чувствовал аудиторию, а аудитория, в свою очередь, охотно реагировала на его игру, которую дополняла его скромность. В нем не было ни капли хвастливости, он никогда не говорил: "О, посмотрите на меня, я крутой актер!". По правде говоря, он очень стеснялся."

Крейг Паркер: "Для первых дебатов между Кевином и мной мы оба подготовились из рук вон плохо. Тогда мы были в Квинстауне, и в предыдущую ночь легли очень поздно, поскольку было много работы. Кевин пришел, повторяя: "О да, это клево, это клево", сел за стол, и я его спросил: "О чем ты говоришь?", и он ответил: "Ой, не знаю, не знаю", и достал смятую салфетку, на которой были нацарапаны буквально три строчки. И я подумал: "Боже, мы влипли, он даже не понимает, о чем говорит." Когда настала его очередь, он встал, развернул эту бумажку на кафедре и начал. В помещении театра было жарко, он потел, а я думал: "Боже, это провал.". Он начал речь, и мы все думали что-то типа "о чем он говорит, черт возьми" и "он сам не понимает, о чем говорит", его монолог был бессмысленным. Но вдруг, совершенно неожиданно, все встало на свои места. Он сложил все странные, неестественные, не имеющие прямого отношения к речи линии вместе, и стал объяснять каждую. А в самом конце выдал самую главную мысль, которая свела все вместе. Мы смотрели на него с восхищением, думая: "О, ты гений, ты талант, ты просто бог!" И так проходили все его дебаты. Он никогда не готовился к ним, просто набрасывал какие-то идеи и развивал их."

Клэр Келсо: "Он увлекался музыкой, он играл, его всегда поддерживала его семья, он интересовался событиями в мире, он очень любил спорт, у него было прекрасное чувство юмора, он был талантливый импровизатор - по-моему, отличное сочетание. Самосовершенствование было его главной работой."

Из-за своей профессии Кев проводил много времени в разъездах, вдали от семьи. Он вечно был занят, бегая по съемочным площадкам и участвуя в благотворительности. Ему было очень трудно отказать кому-то в помощи. Он всегда выжимал из себя максимум, занимаясь всем, чем мог.

Люси Лоулесс: "Он проводил много времени в спортзале, и в каждом спортзале, где он был, он заводил себе друзей. Кроме того, у него была масса приятелей-регбистов из всех лиг, и у него была семья, были дружеские отношения с коллегами по площадке, с которыми он проводил двенадцать часов подряд... Чем он покупал всех этих людей?"

И все же главным для него оставалась семья и его дом в пригороде Окленда, Эллерсли, где родились все его дети и пошли в школу. Это было совершенно особое место.

Бернадетт Филлипс: "Он состоял в футбольном клубе, он участвовал в школьной жизни, он собирал деньги на все мероприятия, иногда он целый день проводил в школе."

Том Кеша: "Помню, что он всегда любил поговорить о спорте, он был фанатом рэгбийской команды Кэнтербери... он всегда говорил о рэгби и о том, как играет Кэнтербери, и, если дела у них шли хорошо, он был в восторге."

Вилли Де Вит: "Его увлечение рэгби было похоже на одержимость. Когда я приходил к ним в гости, чтобы посмотреть матч, его дети набрасывались на меня и обматывали в шарф цветов команды Кэнтербери. Были еще всякие приметы... нужно было помнить, когда ты это подмечал, и на какой стадии, и что потом произошло, и, если приметы не срабатывали, о них забывали. Однажды мы пошли смотреть матч в паб, это было наше обычное место для встречи. У Кевина был обычай: если мы опаздываем к перерыву, мы должны выложить наши кредитки на стол, то есть мои и Джоффа Долана, и тот, чью кредитку возьмут, должен выйти за дверь, а остальные громко говорят, что ушел человек, приносящий неудачу. И однажды выпала моя кредитка."

Джофф Долан: "Он вышел из бара во время второго тайма, а мы с Кевом, понаблюдав за дальнейшей игрой, поняли, что наши все равно не выиграют, поэтому мы позвали его обратно, а он в ответ: "Нет уж, останусь тут до конца матча, мы уже договорились." Очень глупо."

Когда-то давно, в Крайстчерче, Кевин играл в рэгби, но вынужден был бросить спорт из-за травмы. Однако, переехав в Окленд, часто посещал спортзалы. Спортзал, куда он ходил, назывался Clive Green, а его тренером был Роберт Брюс. Кевин очень серьезно относился к собственным тренировкам. Он приходил в зал в 5 утра и выполнял комплекс упражнений, очень трудных, порой даже опасных. Иногда он толкал до 200 килограммов.

Роберт Брюс: "Каждую пятницу мы ходили в кафе на углу после тренировок, таким образом мы как бы вознаграждали себя за труд всей недели. И когда Кев туда приходил, мы говорили, что нам не нужно качать пресс в зале, так как мы сейчас будем громко смеяться. И мы смеялись, когда разговаривали с ним. Я скучаю по тем дням... и все же, он как будто здесь, с нами. Если мы затрагиваем какой-то предмет в разговоре, мы часто говорим: "Так бы сказал и Кев"...

Дружба очень много значила для Кевина, однако главным для него оставалась семья.

Майкл Вуднорт: "Он был примерным семьянином. У него было много друзей, но семья была важнее всего. Все, чего он достиг, все, что он сделал как актер, любая его деятельность была прежде всего для Сью и детей, а уж потом - для него."

В 1991 году родился Оскар, первый сын Кева и Сью. Два года спустя появился Тайрон. А затем, в 1997 году, к семье присоединился Уиллард.

Люси Лоулесс: "Я уже говорила когда-то - без Сью не было бы Кевина. Я уверена, что она была его вдохновителем, его музой. Это она заставляла его развивать свои таланты и дарования, она вдохновляла его. А его дети были смыслом его жизни."

Джоел Тобек: "Если бы семье было нужно, чтобы он забросил свою карьеру, он бы это сделал. Даже если бы это означало работать грузчиком на заводе."

В 1999 году Кевин принял участие в новозеландском фильме "Channeling Baby". Это был режиссерский дебют Кристин Паркер. Она пригласила на главные роли Кевина и Дэниэль Кормак.

Кристин Паркер: "Когда Кевин пришел на прослушивание, я не знала, что он телезвезда. Мне нужен был кто-то с очень мужественной внешностью, чтобы зритель поверил, что перед ним солдат, и, в то же время, достаточно чувственный и эмоциональный, ведь по сценарию этот герой проходит через много испытаний. Он прекрасно подготовился к фильму, он даже выкроил время, чтобы пообщаться с вьетнамскими ветеранами, пережившими подобное."

Джоел Тобек: "Было интересно сниматься вместе - Дэни, Кев и я. Мы впервые работали втроем, работа выдалась трудная, совсем не похоже на развлекаловку на съемках «Зены» и «Геракла». Иногда было очень тяжело. Для Кева это была прекрасная возможность показать, на что он действительно способен."

Хотя Кевин достиг относительного успеха, он все еще не мог проникнуть в мир голливудских звезд. Но в конце девяностых он снялся в собственном телефильме - "Lawless".

Чарли Хаскелл: "Джон Лоулесс - это человек, пошедший по кривой дорожке, и, надо сказать, Кев некогда пережил подобное. Он не герой, не злодей. У Лоулесса длинные волосы и густые усы, и каждый житель Окленда, видевший этот фильм, узнавал в нем себя. Кевин был своим парнем."

Джоел Тобек: "Было весело - драки, оружие, перестрелки, настоящие мужчины, наркодилеры и ограбления банков. Весело."

После первого фильма появилось два продолжения, и Кев решил, что для следующих фильмов ему нужно выглядеть по-другому.

Кевин Смит: "Я был в Штатах, и внезапно понял, как должен измениться герой, поэтому пошел к корейскому парикхмару и сказал: "приятель, убери все это." И он побрил мою голову. Я помню, как позвонил продюсеру, даже не сомневаясь, что все будут в восторге от этой идеи, надел костюм, пришел в офис... и я до сих пор помню этот взгляд. Мне сказали, что у меня есть три недели, чтобы отрастить волосы, а на голове тем временем образовалось нечто, напоминающее панковскую прическу."

"Зена: королева воинов", "Channeling Baby", "Лоулесс" - роли становились все сложнее и разнообразнее, но мечта покорить Голливуд все еще оставалась мечтой.

В 2001 году Кевин был в Штатах и получил приглашение на прослушивание для роли в фильме, где должен был сняться Брюс Уиллис, "Tears Of The Sun".

Роберт Брюс: "Сценарий таков: Брюс Уиллис - бывший солдат, ему поручили выполнить одну миссию в джунглях, и ему для прикрытия нужно выбрать кого-нибудь из своих бывших приятелей, опытных бойцов. Кев должен был быть тем самым приятелем. В тот день нам позвонили и сказали: "Идет кастинг на фильм с Брюсом Уиллисом. Вы можете приехать в Санта-Монику?". Мы приехали, он вышел, а я сказал, что подожду его тут, поскольку это недолго. Он ушел и пробыл в здании полтора часа! Затем он вышел сказал: "Ну, вроде неплохо."

Джоел Тобек: "Я не знал, что он собирается сниматься с Брюсом Уиллисом, пока его окончательно не утвердили. По-моему, его попросили сохранить это в секрете. Но даже тогда он особо не болтал - я спросил его, как идут дела, и он ответил что-то вроде "ничего, приятель, ничего". Тогда я спросил его, чем все закончилось, и он ответил: "Ну, в общем, я получил роль." То есть, он получил возможность сниматься с самим Брюсом Уиллисом и вел себя так, как будто ничего не произошло. Я больше волновался за него, чем он за себя."

Роберт Брюс: "Все было похоже на сон, ведь это должна была быть самая заметная его роль. Но даже когда он получил ее, он сказал только: "Ну... клево! Прикинь?"."

Майкл Херст: "Для Кевина сниматься в Голливуде было не вопросом престижа. Напротив, это было место, куда бы он все равно попал рано или поздно. Он никогда не хотел быть суперзвездой, он просто... просто следовал по своему пути."

Но сняться в голливудском фильме ему было не суждено. После окончания съемок в Китае с Кевином произошел несчастный случай. Получив множественные травмы, он так и не пришел в себя, и умер несколько дней спустя в пекинской клинике 16 февраля 2002 года. Ему было 38.

Неважно, как закончилась его карьера. Его любили все. Он был красив, талантлив, с ним было весело. Он был чудесным человеком.

Увидимся, приятель.

Майкл Херст: "В глубине души он всегда оставался мальчиком из маленького городка. Он устремлялся к вершинам, крепко стоя на земле. Таким он был."

Майкл Вуднорт: "Мир перестал быть таким же веселым, каким он был при его жизни. Тогда он казался ужасно, дьявольски смешным."

Джофф Долан: "Не нужно воздвигать его на пьедестал. Он предпочел бы, чтобы вы выпили с ним пива вечером, а не искали бы его фото где-то на камне."

Вилли Де Вит: "Больше всего мне недостает его дружбы... и его одержимости спортом, и его любви, и того факта, что он всегда оберегал меня, как старший брат и учитель. И... просто... просто ты ушел раньше срока, Кев... раньше своего срока."

Роберт Брюс: "Мы очень близко дружили, и он никогда... он не ушел навсегда. Единственное, что я могу сказать сейчас, после всего... это было хорошее время. И я знаю, что если у тебя в жизни были отношения, когда ты каждый день делался чуточку мудрее, нужно быть благодарным."

Люси Лоулесс: "От имени всех, кого я знаю, и от имени поклонников нашего шоу хочу сказать его родителям, что они воспитали замечательного сына, и хочу сказать его жене спасибо за все то, что она для него сделала, и хочу сказать его детям, что у них был чудесный отец."

Прочитано 1502 раз
Копирование и распространение материалов с сайта возможно только с согласия правообладателя и администрации, а также с указанием имени автора и ссылки на источник. 200

Наверх