РусШВС: s7e09 Быстрее, выше, храбрее!

Оценка:
(9 голосов)

Быстрее, выше, храбрее!

Автор идеи: Селли
Режиссер: Селли
Сценаристы: Sekmet, Селли, Лагу, Алёнка
Редакторы: Ирина, Anna Conda из группы Xena - Warrior Princess ღღSUBTEXTღღ
Бета-ридеры: Зена, Арес, Габриель

Сюжетная линия: Женская спортивная команда мечтает об участии в очередных Олимпийских Играх. Но смогут ли девушки достичь своей цели, если против них выступают лучшие мужские сборные и генеральный спонсор команды Олимпии?

Оговорка: Все персонажи оригинального шоу "Зена - Королева Воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. Никаких посягательств на авторские права не было совершено во время написания данного материала. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам РусШВС.
Материал распространяется авторами бесплатно и исключительно в развлекательных целях.
Запрещено любое копирование, распространение (в том числе в коммерческих целях), а также частичное воспроизведение данного материала без письменного разрешения авторского состава РусШВС и указания ссылки на источник. Пользователь, нарушивший данное правило, несет ответственность согласно Части 4 Главе 70 ГК РФ.
По всем вопросам обращаться на e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Возрастное ограничение: 16+

Предисловие

Камера показывает красный диск солнца, который то прячется в облаках, то вновь появляется. Видно, как воздух плавится от жары.

Изображение растворяется.

Панорамный вид города, расположившегося под горой и рядом с рекой. Слышится шум обычной городской жизни: торговцы на площади расхваливают свой товар, горожане делятся последними новостями, между улочек небольшими группами по два-три человека ходят вооруженные патрули римлян во главе с командиром.

Быстрее, выше, храбрее!

Надпись на экране: Олимпия, Пелопоннес1.

В гуле голосов слышатся звуки музыки и смех, видно, что город готовится к какому-то важному событию: дома украшены гирляндами цветов, на дверях некоторых зданий блестят ярко начищенные бронзовые щиты и металлические вывески.

Смена кадра

Тихая улочка на окраине города. Здесь меньше народу, не так красиво и празднично украшены дома и вывески на них, шума почти не слышно. Из-за угла одного здания выходят Зена и Габриель, которые неспешно идут нога в ногу. Бард что-то увлеченно рассказывает, а Воительница, чуть склонив голову набок и снисходительно поглядывая на подругу, слушает.

Камера приближается к ним, и мы можем услышать продолжение их диалога.

Быстрее, выше, храбрее!

Габриель: (возбужденно что-то доказывая подруге) …все-таки просто необходимо, чтобы все женщины смогли быть на равных с мужчинами, это важно для будущего не только Греции, но и всего мира.
Зена: Габриель, я с тобой и не спорю.

Мимо них пробегают мальчик и девочка, каждому из них около семи лет. Девочка уверенно обгоняет приятеля, добегает до стены одного из домов и, дотронувшись до нее рукой, победоносно показывает проигравшему язык. Мальчик обиженно хмурится.

Девочка: Вот видишь, я бегаю лучше тебя, с овцами обращаюсь не хуже, и собаки меня любят, так что кине2 Агазон отдаст мне, когда я еще немного подрасту.
Мальчик: (возмущенно) Ничего подобного, он не возьмет на работу к себе девчонку, не надейся! Мой отец говорит, что удел женщин - это дом и очаг, а не мужская работа!
Девочка: (весело) Ха, Агазон - умный человек, он смотрит на способности человека, а не на то, мужчина он или женщина. И между прочим, иногда женщины лучше справляются с той работой, которая почему-то считается мужской.

Еще более разозленный мальчишка бежит за подружкой, и они скрываются в одной из узких улочек.

Зена и Габриель переглядываются, Бард довольно улыбается.

В этот момент мимо них пробегает несколько девушек, одетых в легкие римские туники, впереди мчится самая высокая девушка в голубом наряде, которая, чуть обернувшись, машет рукой подругам.

Девушка в голубой тунике: (немного задыхаясь от бега) Быстрее!.. Скоро лекция Анаксагораса, а мы еще должны показать ему наши работы, он обещал прочитать их. Скорее!
Девушка в белой тунике: Да-да, надо поспешить! А еще он прочитает на этом занятии новый отрывок из сочинений Странствующей Сказительницы, нельзя такое пропустить!

И подруги, не замечая никого вокруг, мчатся к главной площади в центр города.

Габриель: (удивленно подняв брови) Невероятно... Меня читают на уроках литературы.
Зена: (чуть наигранно вздыхает) Жаль, что портреты авторов так редко можно увидеть на свитках. Так благодарные читатели и проходят мимо кумиров: потому что не знают их в лицо.
Габриель: (фыркает) Даже лучше, что они прошли мимо, а то опоздали бы на лекцию... (чуть прикрыв глаза, мечтательно) Пришлось бы раздавать автографы, отвечать на вопросы… Бремя славы - тяжелое бремя.

Королева Воинов старательно прячет улыбку, Бард трясет головой.

Быстрее, выше, храбрее!

Габриель: И все-таки приятно осознавать, что женщины стали брать свое и отстаивать свои права. Вот как та девочка со своим приятелем - она явно настроена (чуть усмехаясь) лишить его работы, и я думаю, у нее есть большие шансы на это. А образование. Еще несколько лет назад только амазонки и избранные могли обучаться наукам, философии и литературе, а теперь посмотри (указывает рукой в сторону убежавших девушек), все это доступно теперь и им, простым девушкам. И, несомненно, в этом есть и моя (кладет руку на грудь и гордо улыбается) заслуга, как барда, который повествует о самодостаточных, самостоятельных, сильных и независимых женщинах. (поворачиваясь к Зене) Ты знаешь, я даже думаю, что стоило проспать двадцать пять лет, чтобы увидеть все это своими глазами и иметь силы продолжать начатое.

Некоторое время они идут молча, затем Королева Воинов улавливает гул с главной площади города и легонько толкает Барда локтем.

Зена: Кажется, город готовится к какому-то празднику, шум слышится даже здесь.
Габриель: (воодушевляясь) Да, верно! Пойдем посмотрим, заодно узнаем, где тут есть таверна, и можно ли в ней остановиться на ночлег.

Подруги ускоряют шаг, устремляясь в сторону усиливающегося шума.

Смена кадра

Мы видим большую просторную комнату, стены которой украшены греческими узорами. Посреди кабинета стоит деревянный стол и стул, на нем восседает еще не старый мужчина с уже частично поседевшими висками. Он неспешно потягивает вино из бокала и рассматривает свитки, разложенные на столе, и что-то записывает пером.

Позади мужчины двумя неподвижными статуями стоят стражники в кожаных одеждах и с дубинками в руках.

В этот момент в комнату быстрым шагом входит высокий худой мужчина. Он низко кланяется, окидывает беглым взглядом помещение, чуть вздрагивает, заметив стражу с суровыми выражениями лиц и, достав из заплечной сумки пергамент, свернутый в трубку, разворачивает его.

Слуга: Мой господин, Мназон, я раздобыл список наших предполагаемых конкурентов.
Мназон: (едва заметно кивнув) Говори.

Камера перемещается к Мназону, показывая крупным планом его расслабленное лицо с закрытыми глазами. За кадром едва различим голос слуги, монотонно читающего свой список.

Слуга: …делегацию из Дельф возглавляет Искар, делегацию из Тегеи3 - Кинис.

Мназон резко открывает глаза, которые оказываются серыми и холодными. Зрачки быстро сужаются.

Слуга: ...из Афин...
Мназон: (перебивая, хрипло) Кто?
Слуга: (оробев, глядя на хозяина испуганными глазами, тихо) Авксентий.
Мназон: В Тартар Авксентия, кто возглавляет делегацию Тегеи?
Слуга: Кинис…
Мназон: (жестко) Кинис? Эта девчонка?! Она что, посмела появиться на Олимпийских Играх?
Слуга: (бегло сверяясь со своим пергаментом) Да, она возглавляет женскую делегацию. (расплываясь в улыбке) Я видел их, они такие красавицы.
Мназон: (щурясь и почти рыча) Не позволю! (прислужник втягивает голову в плечи) Эта девчонка уже опозорила меня однажды, на этот раз я выставлю ее на посмешище. Женщинам не место на Олимпийских Играх. (резко поднимаясь) Она думала, что сможет поучаствовать в них? (усмехаясь) Очень самонадеянно. (слуге) Они уже прошли регистрацию?

Быстрее, выше, храбрее!

Прислужник отрицательно качает головой.

Мназон: Отлично.

Смена кадра

Камера показывает Мназона, который идет по людным улицам Олимпии в окружении четырех телохранителей с дубинками. Он заметно хромает, тяжело опираясь на большую, искусно вырезанную деревянную трость. Народ, завидев их, всячески старается освободить дорогу.

Наконец, эта маленькая группа доходит до большого здания, над дверью которого написано: “Ολυμπιακοί Αγώνες”.

Голос за кадром: (перевод надписи) Олимпийские Игры.

На самой двери приколочен пергамент со следующим содержанием: “Αποδοχή των αιτήσεων συμμετοχής: από τις 8:00 έως τις 20:00 χωρίς διακοπή. Ας ολυμπιακό φωτιά θα ανάψει το δρόμο σας σε μας!

Голос за кадром: (перевод) Прием заявок на участие с 8:00 до 20:00 без перерыва. Пусть Олимпийский Огонь осветит вам дорогу!

Мназон решительно толкает дверь этого здания.

Смена кадра

Мы видим деревянную стойку регистрации, за которой сидит приятная молодая девушка, заметив Мназона, она быстро подскакивает и, чуть нервно оправив волосы, улыбается.

Девушка: Мой господин, вы…
Мназон: (небрежно) Хлоя, посмотри, зарегистрировалась ли уже женская делегация из Тегеи.

Девушка лихорадочно пересматривает свитки, лежащие на ее столе, затем поднимает глаза на Мназона, не зная, как он отреагирует на ее слова.

Быстрее, выше, храбрее!

Хлоя: Нет еще.
Мназон: Замечательно. Я хочу, чтобы они и не зарегистрировались. Ты меня поняла?
Хлоя: (нерешительно и растеряно) Но, у нас же… по положению могут все… мне сказали…
Мназон: Хлоя, тебе надо напомнить, кто устроил тебя на эту должность? Напомнить, где бы ты была, если бы не я?
Хлоя: (со слезами на глазах) Нет, господин, я помню.
Мназон: (улыбаясь) Значит, я могу (акцентируя внимание на это слово, ясно подразумевая другое) попросить о такой маленькой услуге, (пристально глядя на девушку) не правда ли, Хлоя?
Хлоя: (поспешно) Конечно, господин.

Мназон удовлетворенно кивает, собирается уходить, но потом останавливается и недоверчиво смотрит на девушку.

Мназон: (указывает пальцем на двоих своих телохранителей) Ты и ты останетесь здесь. Если кое-кто не сможет выполнить мою просьбу (бросает взгляд на Хлою), вы поможете. Ясно?

Его люди молча кивают и встают по обе стороны от стойки. Мназон уходит. Хлоя практически падает на свой стул.

Смена кадра

Камера проплывает над городом, показывая, как по улице быстрым шагом идет девушка в темно-коричневом костюме, похожем на наряд амазонок, с длинными черными волосами, лица ее мы не видим. К груди она бережно прижимает свиток и старается обходить людей, чтобы не столкнуться с ними и не потерять свою ценную ношу.

Она подходит к той самой двери, в которую в предыдущей сцене входил Мназон со своей стражей, нерешительно переминается с ноги на ногу некоторое время, а затем, глубоко вздохнув и зажмурившись, с силой толкает дверь.

Смена кадра

Мы видим стол регистрации. Девушка со свитком подходит к нему, камера через плечо вошедшей показывает Хлою, которая приветливо улыбается.

Хлоя: Добрый день! Чем я могу вам помочь?
Девушка: (немного неуверенно) Я бы хотела…
Хлоя: (подбадривая) Ну же, смелее.

Девушка кивает и показывает свиток. Хлоя протягивает к нему руку.

Девушка: (увереннее) Да, я бы хотела зарегистрировать мою команду - женскую олимпийскую сборную Тегеи. И я, как их писарь, пришла подать заявку.

Быстрее, выше, храбрее!

С лица Хлои мгновенно исчезает улыбка, она опускает руку.

Хлоя: (мрачно, поглядывая на стражников) Извините, но я не могу зарегистрировать вашу команду.
Девушка: (удивленно) Как, почему? Вы сомневаетесь в моем статусе? Я… я могу подтвердить, что я - писарь женской сборной.
Хлоя: (грустно и даже с сочувствием) Нет, я не сомневаюсь, просто… Женщинам не разрешено участвовать в Олимпийских Играх.
Девушка: (все еще не понимая) Но в правилах об этом не написано.
Хлоя: Это непреложное правило, оно не требует письменного утверждения.
Девушка: (настойчиво) И все-таки в правилах написано, что может участвовать любая сборная. Никто не говорил про запрет для женщин!
Хлоя: (уже нетерпеливо) Я повторяю, женщинам участие запрещено. Большой спорт - это не наше дело.
Девушка: Но…
Стражник № 1: Тебе что-то не по-гречески сказали? Повторить?

Двое стражников нависают над ней, Хлоя переводит взволнованный взгляд с девушки-писаря на мужчин и обратно.

Хлоя: Пожалуйста, не надо… Она все поняла (обращаясь к девушке, с нажимом) и сейчас уйдет.
Стражник № 2: (ухмыляясь) Конечно уйдет. А нет, так мы ей поможем.

Смена кадра

Зена и Габриель неторопливо идут по улице, Бард с интересом разглядывает вывески.

В этот момент из одного из зданий доносятся звуки борьбы и крики, затем оттуда кубарем вылетает девушка-писарь и падает на землю, а вслед за ней выбегают двое стражников.

Камера возвращается к Зене и Габриель.

Зена: Габриель.

Габриель поворачивается к подруге и смотрит в ту сторону, куда указала Воительница.

Габриель: (сердито) Как всегда - двое на одного! Их точно надо научить хорошим манерам.

Она порывается выхватить саи, но Зена жестом останавливает ее.

Камера глазами девушки-писаря показывает двоих стражников, нависших над ней. Они уже подняли свои деревянные палки и собираются снова проучить ее.

Голос Зены: (за кадром) Эй, мальчики.

Мужчины оборачиваются, но никого не видно. Они с недоумением переглядываются, опуская оружие.

Голос Зены: (за кадром) Вообще-то я здесь.

Стражники вновь оборачиваются и получают два сильных удара в лицо, от которых, шатаясь, падают.

Зена: Пора бы уравнять силы. (усмехаясь) Вы ведь не против моего участия?

Мужчины поднимаются и, рыча, бросаются в атаку. Зена ловко отражает их удары, затем выбивает у одного из противников дубинку, бьёт второго ею в живот, а первого сбивает с ног. Габриель в это время помогает подняться девушке, которая потирает рукой ушибленное плечо.

Стражники уже не пытаются атаковать, они с опаской смотрят на Воительницу.

Зена: (поднимая одну бровь) Продолжим?

Мужчины переглядываются, но продолжать явно не собираются, медленно отступают и, наконец, вовсе исчезают за ближайшим углом дома.

Королева Воинов, чуть пожимая плечами, отбрасывает палку в сторону и поворачивается к подруге.

Зена: Габриель, как она?

Бард смотрит на девушку, нам показывают ее расстроенное лицо с множеством царапин.

Девушка: Я в порядке.
Габриель: (критично осматривая ее) Да уж, в порядке. (Зене) Она выбила себе плечо и заполучила кучу царапин и синяков. (обращаясь к девушке) Очень больно?
Девушка: Вовсе нет. (передергивая плечами, жмурится от боли, но дерзко продолжает) Им тоже от меня досталось, пару синяков и выбитых зубов я им обеспечила.
Зена: (усмехаясь) В этом я не сомневаюсь. Плечо мы вправим. (вглядываясь в лицо девушки) Мы нигде не встречались? Твое лицо мне кажется знакомым.
Девушка: (удивленно) Нет, я бы запомнила.
Зена: (задумчиво) Странно, никогда не жаловалась на память.
Габриель: (Зене) Думаю, нам лучше пойти в какую-нибудь таверну, где мы сможем оказать ей помощь, а заодно (смотрит на девушку) ты расскажешь нам, что случилось. Кстати, как тебя зовут?
Девушка: Меня зовут Инара. А вы..?
Габриель: Я - Габриель, а это (указывая на подругу) Зена.
Инара: (удивленно и восхищенно глядя на новых знакомых) Зена и Габриель? Это вправду вы?
Зена: По крайней мере сегодня утром точно были мы.
Инара: (все еще восторженно) Моя мать так много мне про вас рассказывала!
Зена: (чуть подняв одну бровь) Мать?
Инара: Да, Тара, моя мама. (с легким недоверием смотрит на Зену и Габриель) А вы точно те самые? (переводит взгляд на шакрам, прикрепленный к поясу Воительницы) Это тот самый шакрам, да? (протягивает руку, чтобы дотронуться до оружия) Он действительно возвращается?
Зена: (несколько возмущенно) Эй, осторожнее, это все-таки оружие.
Инара: (переключая внимание на Габриель) Мама говорила, что твои волосы были длинными, и ты использовала шест.
Габриель: (чуть вздыхая) Пришлось провести внеплановую смену имиджа.

Девушка-писарь внимательно оглядывает Барда, а затем резко и неожиданно щипает ее за руку.

Габриель: (вскрикивая) Ауч! (хмурясь) Инара, не делай так!
Инара: (встряхивая головой) Вы, кажется, ничуть не изменились (задумчиво), а ведь столько лет прошло...
Зена: Это долгая история. Но теперь понятно, почему ты показалась мне знакомой.
Габриель: (положив руку на здоровое плечо девушки, мягко) Ты очень похожа на мать.
Инара: (смущенно улыбаясь) Спасибо. Отец постоянно говорит, что боги за что-то покарали его, и на него свалились сразу две Тары.
Габриель: (смеясь) Насколько я помню Тару, ее энергия всегда била через край. Стоит думать, что кое-что от нее передалось тебе.
Инара: Наверное. (меняя тему) Я все еще не могу поверить: это вы! Я всегда хотела познакомиться с вами, я...
Зена: (жестом останавливая ее тираду) Ну-ну, поговорим позже, тебе нужно оказать помощь.
Габриель: Я видела неподалеку вывеску с очень многообещающим названием. Там и помощь окажем и поговорим, а заодно поедим, а то я готова съесть целого циклопа. (подмигивая Инаре) Главное - им не подавиться.

Девушка-писарь хихикает, жмурится от боли, тихо ойкает. Зена и Габриель с решительным видом аккуратно берут её с двух сторон под руки и уводят.

Смена кадра

Внутри таверны. Троица сидит за столом. Инара медленно и осторожно двигает рукой и с удивлением смотрит на Зену.

Инара: Это невероятно, уже совсем не болит.
Зена: Пока не болит. Через некоторое время появятся неприятные ощущения, но потом они пройдут.
Инара: Все равно спасибо! Ты прирожденный лекарь.
Габриель: (весело) Просто у нее много талантов.

Королева Воинов и Бард усмехаются друг другу. Инара приподнимает брови и тоже осторожно улыбается.

Зена: (серьезно) Давай-ка вернёмся к утреннему инциденту. Что произошло?

Быстрее, выше, храбрее!

Инара: (вздыхая) Это все из-за Олимпийских Игр. Дело в том, что я - писарь женской олимпийской сборной. Хотя “олимпийской” - это теперь под вопросом. (встряхивая головой) Наш капитан - Кинис - победительница Великих Игр Спарты, очень хочет принять участие в Олимпийских Играх. Она собрала команду, нашла тренера. Женщины уже очень давно не участвовали в Олимпийских Играх, но ведь когда-то, в первых состязаниях, участвовала и победила женщина - Атланта, и запрета на участие женщинам не было. И сегодня я отправилась подавать заявку. Но (хмурясь) девушка за стойкой регистрации отказалась принять ее, а эти (со злостью) мужланы выставили меня вон. (в ее глазах появляются слезы) Остальное вы знаете. (со вздохом) Я подвела людей, которые на меня рассчитывали.

Пара секунд проходит в тишине. Девушка-писарь стирает тыльной стороной ладони слезу со щеки, а потом осторожно двигает рукой, проверяя плечо. Зена и Габриель обмениваются взглядами. Бард поднимает брови и с намеком глазами указывает на Инару. Воительница скептически смотрит на подругу и, вздыхая, чуть заметно отрицательно качает головой. Габриель поджимает губы, с ещё большей энергией мотает головой в сторону Инары и пристально смотрит на Зену. Королева Воинов бросает на Габриель взгляд, в котором читается тоска и обреченность, на что Бард кивает в немом утверждении. Зена вздыхает, закатывает глаза и машет рукой.

Габриель: (обращаясь к Инаре, энергично и непреклонно) Мы это так просто не оставим!
Инара: А что мы можем сделать?
Габриель: Если человека не принимают в одном месте, он идет в другое, которое по своему статусу выше первого.

Девушка непонимающе смотрит на Барда, затем переводит взгляд на Королеву Воинов.

Быстрее, выше, храбрее!

Зена: Габриель хочет сказать, что, раз тебя не приняли в олимпийском регистрационном комитете, то мы пойдем к…
Габриель: (перебивая) Главе города.
Инара: (испуганно) Но…
Габриель: (безапелляционно) Именно к нему. (с негодованием) Это просто возмутительно - не пускать женщин на игры! Геракл не для того учредил их, чтобы на них ущемлялись чьи-либо права.

Камера показывает крупный план лица Барда, ее горящие огнем глаза.

Габриель: Они примут твою заявку, Инара. Мы сделаем все, чтобы на этот раз женщины участвовали в Олимпийских Играх!

Титры

Действие первое

Экран светлеет.

Мы видим мужчину лет за сорок. Он стоит перед столом и читает свиток.

Камера чуть отдаляется, и в кадре появляется Инара. Девушка нервно сжимает кулаки и выжидающе смотрит на оппонента.

Мужчина: (сворачивая пергамент) Ну, заявка оформлена верно, но… (запинается)
Голос Мназона: (за кадром) Это не дает вам никакого права участвовать в играх.

Камера слегка поворачивается, демонстрируя Мназона, вальяжно сидящего на кушетке.

Мназон: Если вам отказали, то, наверное, стоит (акцентирует внимание на слове) успокоиться, а не отрывать главу города от работы. У Юандроса много дел.
Юандрос: (бросая недовольный взгляд) Мназон, не стоит грубить девушкам…

Камера отдаляется, и теперь мы видим всю комнату: в центре большой стол со множеством свитков на нем, позади стола - прямоугольное окно, у правой стены - шкаф, слева - входная двустворчатая дверь. Зена стоит со скучающим видом, облокотившись плечом о косяк. Габриель расположилась рядом с подругой.

Юандрос: (продолжает фразу) ...Они правы, они действительно могут участвовать, но дело в том, что в играх никогда не было именно женской сборной.
Габриель: (сделав шаг вперед) Но правилами это не запрещено, ведь так? (все смотрят на нее) И таким образом, (начинает говорить торопливо) женщины могут организовать свою команду. У нас ведь есть полностью мужские сборные. И это норма. Олимпийские Игры должны нести дух единства, солидарности, а не дискриминацию по половому признаку.
Мназон: (гневно) Никто и не говорит о дискриминации. (с издевкой) Но ни одна женщина не сможет потягаться даже с самым слабым мужчиной!
Зена: (холодно) Хочешь проверить прямо сейчас?

Возникает пауза. Мназон снизу вверх смотрит на Королеву Воинов, которая продолжает стоять у входной двери. Мужчина злится и вскакивает с кушетки.

Мназон: (нервно) Я не потерплю подобного отношения к себе!..
Юандрос: (тяжело вздыхая) Так, давайте все успокоимся. (Воительница и Мназон продолжают смотреть друг другу в глаза) Хорошо, я разрешу вам (взирает на Инару) участвовать.
Мназон: (округлив глаза) Но это кощунство! Это опозорит и игры, и всю Олимпию!
Юандрос: (строго) Подобного я точно не допущу. (Инаре) Я беру на себя ответственность, и не малую, позволяя вам принять участие. И будем надеяться, что вы не заставите меня стыдиться принятого мною решения.
Инара: (восторженно) Да! Мы справимся, у нас в команде лучшие из лучших, и мы…
Мназон: (яростно перебивает) Очень скромные?! (главе города) Поверьте мне, они не выиграют ни одного состязания, (переводит взгляд на Зену) зато повеселят толпу.

Королева Воинов, приподняв бровь, с издевкой усмехается Мназону.

Юандрос: Вот и проверим. Если женская сборная проиграет во всех состязаниях, тогда и поднимем вопрос о запрете подобных сборных. (смотрит поочередно на Инару, Габриель и Зену) А сейчас идите готовьтесь, игры скоро начнутся.
Инара: Благодарю вас! Спасибо большое.

Девушка-писарь разворачивается и широко улыбается Барду и Воительнице. Габриель кладет руку на плечо Инаре, и они направляются к выходу. Зена чуть заметно кивает главе города и, перед тем как развернуться и выйти, снова встречается взглядом с Мназоном.

Смена кадра

На главной площади города много людей. Торговцы пытаются продать товар, зазывая покупателей. Жители неспешно прохаживаются между прилавков, несколько девушек и парней стоят у фонтана в центре. Справа от них две женщины оглядываются, ища в толпе кого-то.

Женщина № 1: Где же она?
Женщина № 2: Не волнуйся, Фанисса, я уверена, что с Инарой все в полном порядке.
Фанисса: Да ладно, Кинис, ты не хуже меня знаешь, что у нее талант находить неприятности, но на этот раз она может и всех нас втянуть.
Кинис: (чуть улыбаясь) Она ответственная и отлично знает, что если не подаст вовремя заявку на участие, то мы пропустим игры.

Быстрее, выше, храбрее!

Женщины продолжают искать Инару взглядом. К ним подходят две девушки.

Девушка № 1: Ее нигде нет.
Девушка № 2: Мы с Аеллой прошлись по центральной улице.

Кинис и Фанисса оборачиваются к ним.

Фанисса: (нервничая) Куда же ее занесло! Надеюсь, Дорсии и Алексе повезет с поисками больше чем нам.
Девушка № 2: (зло) Мне нужно кого-нибудь ударить!
Кинис: Успокойся, Эрис, этим ты сейчас не решишь ничего.
Эрис: (потирая кулаки) Зато выпущу пар.

Девушки продолжают искать глазами Инару.

Камера перемещается, и мы видим, как с центральной улицы на площадь выходят Инара, Габриель и Зена. Бард о чем-то разговаривает с девушкой, в то время как Воительница идет чуть позади них.

Камера приближается к троице.

Инара: (смотрит на Габриель) И все-таки спасибо вам. (оборачивается к Зене) Если бы не вы, то даже не представляю…
Габриель: (перебивает, улыбаясь) Мы сделали то, что должны были. Я считаю, что женская сборная не просто может, а должна выступить. Должна воспользоваться этим шансом. Нет ничего и никого, кто смог бы помешать вам...

Зена смотрит на подругу, которая с энтузиазмом продолжает речь. Королева Воинов поджимает губы, пытаясь скрыть улыбку, и качает головой.

Габриель: (воодушевленно) …Я уверена, что у вас все получится…
Зена: (уже не скрывая улыбку) Габриель…
Габриель: (Инаре, не замечая слов подруги) …Я уверена, вы сможете добиться отличных результатов. Займете немало призовых мест, а может быть, завоюете и все золотые венки!..
Зена: (громче) Габриель…
Габриель: (Инаре, все еще не слыша Воительницу) ...Я всегда знала, что женщины способны на большее, чем принято считать. Вот смотри, мы всегда можем справиться без мужчин, когда дело касается…
Зена: (перебивая, зло и громко) Габриель!

Бард смотрит на Зену немного испуганно, как и Инара. Королева Воинов пытается выдавить улыбку.

Зена: (наигранно спокойно и ласково, подруге) Что-то тебя заносит в разговорах больше обычного. (после паузы) В последнее время.

Габриель поджимает губы и переводит взгляд на Инару. Девушка-писарь смотрит на Барда.

Инара: Так мы можем справиться без мужчин, когда дело касается чего?

Габриель нервно усмехается и переводит взгляд на Зену. Воительница сощурив глаза смотрит на подругу.

Быстрее, выше, храбрее!

Зена: (Инаре, но поглядывая на Барда) Многого. (бросает взор на девушку-писаря и улыбается)
Голос Кинис: (за кадром) Инара! Ты нас чуть всех до Асклепия не довела!

Зена, Габриель и Инара смотрят на приближающуюся к ним четверку.

Зена: (шепотом, Габриель) Полегче. Не стоит так активно провоцировать...
Эрис: Инара, где ты была? Мы уже начали волноваться!
Фанисса: Ты подала заявку?
Аелла: Ее приняли?

Девушка-писарь растерянно смотрит на женщин. Затем улыбается и переглядывается с Габриель.

Инара: Да. Да, мы участвуем в играх!
Кинис: (смеется) Умеешь же ты потрепать нервы.

Девушки радуются и начинают что-то обсуждать.

Инара: (громко) Подождите. Вы должны знать, что только благодаря (устремляет взгляд поочередно на Барда и Воительницу) подругам (запинается)... моей матери мы все-таки попали на игры.
Голос Дорсии: (за кадром) И что это значит?

Все оборачиваются. Чуть в стороне стоят две женщины: Дорсия и Алекса.

Инара: Дорсия, не переживай. Я знаю, что ты прекрасный тренер, и (поочередно смотрит на всех участниц команды) вы все лучшие в своем деле. В общем… (смеется) Зена и Габриель помогли мне, и мы, (улыбается, громко) мы прошли!
Кинис: Зена и Габриель? Самые знаменитые женщины во всей Греции? И не только в ней…

Вся женская сборная смотрит на подруг. Бард скромно опускает глаза, а Королева Воинов тяжело вздыхает.

Зена: Сейчас речь не о нас.
Габриель: Да. Давайте лучше порадуемся, что вы участвуете в играх и (взирает на Инару) все благодаря тебе.

Инара смеется, а женская сборная начинает снова поздравлять друг друга. Зена и Габриель переглядываются и улыбаются.

Экран темнеет.

Смена кадра

Экран светлеет. Мы видим богато украшенную, просторную комнату. На полу лежат меха экзотических животных, по углам стоят золоченые вазы с павлиньими перьями. Возле окна, драпированного шелковыми занавесками, которые колышутся в такт ветра, располагается роскошный деревянный стол, на нем щедро разбросаны свернутые свитки. За столом сидит Мназон и медленно поедает виноград с блюда, стоящего перед ним. Его начальник охраны, пухлый мужчина средних лет, на котором едва сходятся римские кожаные доспехи, раздраженно ходит по комнате, периодически фыркая и вскидывая руки.

Мужчина: Это возмутительно! Эти проклятые женщины. (он злобно сжимает кулаки) Мы не можем допустить, чтобы они нас обошли. Иначе мы опозорим свой род до седьмого колена.
Мназон: (все также невозмутимо) И мы не допустим этого, Бикастий.
Бикастий: (удивленно) Не понимаю я твоего спокойствия. Еще недавно ты рвал и метал. Слуги едва успели спасти редкие вазы, привезенные с Крита.
Мназон: Я никогда не принимаю важные решения на горячую голову. Умный человек всегда оценивает своих соперников и думает на несколько шагов вперед. Я бы не сумел заработать и одного медяка, если бы бросался в гущу событий. Вчера вечером у меня было время все обдумать.
Бикастий: (внимательно) И что ты решил? Я просто не представляю какую взятку нужно дать главе города, чтобы он передумал.
Мназон: Я решил, что мы позволим им участвовать в этих играх. И когда мы выиграем…
Бикастий: (прерывает его) Если мы выиграем.
Мназон: (с нажимом) Когда мы выиграем, то раз и навсегда поставим на место этих зарвавшихся баб.
Бикастий: (с сомнением) Ты так уверен в наших силах? У них отличные помощники.
Мназон: Но у них нет того, что есть у нас. (ловким движением он достает из широкого рукава золотую монету, подкидывает ее и ловит)

Бикастий разворачивается и уходит. Мназон снова переводит взгляд на золотую монету, которую он все еще сжимает в своей руке, его губы расплываются в злобной усмешке.

Быстрее, выше, храбрее!

Смена кадра

Нам показывают залитую солнцем площадь Олимпии, по которой медленно прохаживаются жители. Слышны крики торговцев. Камера следует за бегущими детьми, проносящимися вдоль торговых рядов, и в итоге они неловко натыкаются на Зену.

Зена: Эй, поосторожнее!

Дети хохочут и убегают прочь.

Зена: (ворчливо) Ужасно, когда никто не занимается их воспитанием.
Габриель: (отрешенно, слишком занятая рассматриванием товаров) Дети - цветы жизни.
Зена: Скорее сорняки у меня на пути.
Габриель: Можно подумать, Королева Воинов, ты в детстве вела себя иначе.
Зена: На самом деле, я…
Габриель: (прерывает подругу на полуслове) О, ты только посмотри какая ткань!

Подойдя к одному из прилавков, Бард проводит рукой по яркому цветастому отрезу.

Габриель: Из этого вышла бы отличная форма для нашей команды. Как ты думаешь?
Зена: (скептически глядя на ткань) Если мы решим открыть школу клоунов, то да.
Габриель: (укоризненно) Зена, я серьезно.
Зена: (с усмешкой) Да, я заметила, что ты слишком серьезно ко всему этому относишься. Говорят, спортивные фанаты еще хуже, чем фанатики религиозные, а мы-то с тобой знаем, как они опасны.
Габриель: (со вздохом) Я делаю все это не ради себя.
Зена: А ради грядущих поколений, я знаю. Думаю, эти женщины и так ценят то, что ты для них сделала... И знаешь, что, Габриель… Габриель?

Воительница замечает, что подруги уже рядом нет, и растерянно крутит головой, пытаясь ее найти. Обнаружив Габриель у дальнего прилавка, Королева Воинов вздыхает и идет вперед.

Зена: (с укором смотрит на Габриель) Ты на рынке – хуже, чем циклоп в овчарне.
Габриель: (виновато улыбается) Прости, но это специи из Индии.

Быстрее, выше, храбрее!

Зена: (заинтересованно) Специи?
Габриель: (раздраженно закатывает глаза) О, я так и знала, что тебя заинтересует что-то связанное с едой. Кажется, у нас закончился перец.

Бард поднимает голову, пытаясь найти продавца, но тот занят тем, что треплет за ухо парнишку лет двенадцати.

Купец: Я плачу тебе деньги не для того, чтобы ты пропадал на весь день! Погоди-ка, вот вычту это из твоего жалования!
Парнишка: (плаксиво) Не нужно, я всего лишь доставлял заказ господина Мназона.
Купец: Не приплетай многоуважаемого покупателя к своей лжи, его дом в паре шагов отсюда.
Парнишка: Да, но там мне приказали отнести все в таверну “Копье и диск”. Я отдал поварам заказанный чеснок и сразу вернулся сюда.

Камера показывает взволнованное лицо Зены.

Быстрее, выше, храбрее!

Габриель: Таверна “Копье и диск”? Разве не там обедает наша команда?
Зена: Чеснок? (обращаясь к парню) Ты сказал чеснок?
Парнишка: Да, господин Мназон сделал большой заказ сегодня.
Купец: (благоговейно) Он один из наших самых больших покупателей. А вы чего-то желаете?
Габриель: Да, мы…
Зена: (резко) Уже уходим.

Она дергает подругу за руку и быстрым шагом направляется в сторону выхода с торговой площади. Габриель семенит следом, пытаясь догнать Воительницу.

Габриель: Зена, погоди. Да стой же ты. Что случилось?
Зена: (бросает на ходу, через плечо) Спортсменам запрещено есть чеснок на Олимпиаде, Габриель. Это допинг. За него могут исключить из соревнований. И мне кажется, что Мназон не просто так отправил его именно в ту таверну. Таких случайностей просто не бывает.

Смена кадра

В таверне. Женская сборная сидит за большим столом, перед каждой из спортсменок стоит пустая тарелка, а рядом лежит ложка. Все со скучающим выражением поглядывают в сторону двери в кухню, откуда должны принести обед. Только Инара взволнованно ходит вокруг стола, щелкая суставами пальцев.

Кинис: Инара, не волнуйся ты так, обед скоро принесут.
Инара: Я не по поводу обеда беспокоюсь, а из-за игр.
Кинис: Тут не о чем волноваться. Благодаря Зене и Габриель мы участвуем в состязаниях, теперь все зависит от наших сил, ловкости и способности двигаться к победе.
Инара: Но этот человек, Мназон, кажется, (при этом имени Кинис мрачнеет) очень не хотел, чтобы мы... (поправляясь) вы стали участниками игр. От него можно ожидать чего угодно.
Кинис: Мы будем начеку, вот и все.

Инара с сомнением мотает головой. Кинис хватает ее за руку и почти силой заставляет сесть за стол.

Кинис: Успокойся, все будет хорошо, слышишь меня?
Инара: (вздыхая) Да.
Кинис: (улыбается) Хорошо. (глядя в сторону кухни) А вот и обед.

Смена кадра

[ Монтаж сцен ]

  • Помощник повара медленно несет чан с похлебкой к столу спортсменок.
  • Зена и Габриель спешат к таверне, расталкивая прохожих на своем пути.
  • Помощник разливает похлебку по тарелкам, участницы команды переглядываются и с воодушевлением берутся за ложки.
  • Королева Воинов перескакивает через небольшую тележку с кучей мешков, Бард следует ее примеру.
  • Тренер женской сборной зачерпывает похлебку ложкой, дует и осторожно подносит ко рту.

[ Конец монтажа сцен ]

Дверь таверны с грохотом открывается, чуть не слетая с петель. Спортсменки одновременно поворачивают головы, пытаясь понять, что происходит.

Голос Зены: (за кадром) Стойте!

В проеме стоит Зена, сзади - чуть запыхавшаяся Габриель.

Зена: Если хотите принять участие в Олимпийских Играх, советую не прикасаться к этой похлебке.

Быстрее, выше, храбрее!

Все опускают ложки и удивленно смотрят на вошедших.

Инара: (подскакивая) Зена, Габриель, что случилось?
Кинис: (несколько раздраженно) Я тоже хотела бы знать, почему должна лишиться обеда?

Спортсменки начинают тихо возмущаться, поддерживая капитана команды. Тренер напряженно смотрит на Королеву Воинов.

Воительница, не обращая внимания на ропот, спокойно подходит к столу, осторожно зачерпывает чьей-то ложкой похлебку, нюхает жидкость и с мрачной удовлетворенностью кивает.

Зена: Я так и думала.
Инара: (взволнованно) Зена, что все это значит?!
Габриель: Вам подмешали допинг.
Спортсменки: (в разнобой) Что? Как? Что за допинг?
Кинис: (хмурясь) Кто?
Зена: Мназон. (Кинис судорожно вздыхает) Он заказал крупную партию чеснока и велел отнести его сюда. Я подумала, что это неспроста, и оказалась права.
Инара: (с облегчением) Хорошо, что вы пришли вовремя, никто еще не успел отведать этого (сердито) подарка.
Голос Дорсии: (за кадром) Нет, кое-кто успел.

Все поворачиваются к ней.

Кинис: Дорсия, о чем ты?
Дорсия: (с отчаянием в голосе) Я успела.
Инара: (взволнованно) Это плохо. Это очень плохо.
Габриель: (пытаясь чуть воодушевить девушек) Может, все не так уж страшно. (обращаясь к подруге) Зена, ты же знаешь, что нужно делать?

Инара с надеждой смотрит на Королеву Воинов, все остальные также оборачиваются к ней.

Зена: Я не…

В этот момент дверь в таверну вновь распахивается, внутрь заходят трое людей в белых тогах с золотыми узорами по краям их одеяния: высокий и худощавый молодой человек, низенький и толстый старичок и обычного роста и телосложения мужчина средних лет. Позади них неспешно идет Мназон с одним своим стражников.

Высокий мужчина: (гордо приподняв голову, писклявым голоском) Мы - “Контроль за подготовкой спортсменов”. Нам нужна женская олимпийская делегация Тегеи. (смотрит на Кинис и других женщин) Это вы?
Кинис: (стараясь казаться невозмутимой) Да.
Высокий мужчина: А вы, я полагаю, капитан команды?
Кинис: Да.
Толстый мужчина: Отлично. Нам поступил запрос от (устремляет быстрый взор на Мназона и тут же отводит глаза) достоверного информатора, что ваша команда использует допинг, а именно чеснок. Наша прямая обязанность проверить это. Надеюсь (недоверчиво глядя сначала на Зену, скрестившую руки на груди и всем своим видом излучающую угрозу, потом на Габриель и Инару, которая сжимает кулаки, бросая на комитет и Мназона яростный взгляд), вы не будете этому препятствовать.
Кинис: (с неопределенным выражением лица) Да.

Толстый мужчина неуверенно смотрит на неё, затем кивает третьему мужчине, который нехотя подходит к нему и обращается к женщинам.

Проверяющий: Всех спортсменок прошу встать в линию, (добавляя чуть мягче) пожалуйста.

Женская сборная медленно встает из-за стола и выстраивается в линию, первой становится Кинис, последней - Дорсия. Проверяющий не спеша подходит к каждой женщине, что-то говорит им, после чего те делают глубокий вдох и резкий выдох, а проверяющий, удовлетворившись результатом, переходит к следующей.

Габриель и Инара обмениваются беспокойными взглядами, а затем смотрят на Зену, которая стоит, не двигаясь, пристально глядя на Мназона. Тот неуверенно переминается с ноги на ногу, затем усаживается за другой стол, пытаясь сделать вид, что он пришел сюда совершенно случайно, но не может до конца скрыть ехидного взгляда в сторону конкурентов.

В этот момент мужчина из комитета доходит до Дорсии.

Проверяющий: Кто вы?
Дорсия: Дорсия. Играющий тренер и запасная бегунья.
Проверяющий: Дорсия, сделайте глубокий вдох и резкий выдох.

Тренер выполняет его требование, зажмурившись.

Проверяющий: (вздыхая и поспешно отворачиваясь, обращается к своим коллегам) Она. (бросая сочувствующий взгляд на Дорсию) Хотя я повторяю, что считать чеснок допингом - глупость.
Высокий мужчина: (еще более писклявым голосом) Это не нам судить. В правилах записано, что употреблять допинг перед соревнованиями категорически запрещено. В списке допинг-средств значится чеснок. Соответственно, его употребление незаконно и является причиной для дисквалификации. (с ехидной улыбочкой) На этом основании сейчас мы и будем вынуждены дисквалифицировать всю женскую делегацию Тегеи.

Женщины начинают возмущенно шуметь, слышатся выкрики: “Это провокация!”, “Нельзя снимать всю команду с соревнований!”, “Это не по правилам!”

Мназон: (с деланно печальным выражением лица) О, это так прискорбно. Они так хотели попасть на эти игры. Но, как видно, не судьба.

Кинис делает резкое движение в его сторону, но Королева Воинов останавливает ее, схватив за плечо.

Проверяющий: Подождите. Они (кивая на женскую сборную) правы. В правилах четко сказано, что дисквалифицируют лишь того, кто употреблял допинг. Употребляла его лишь одна спортсменка, остальные чисты.

Двое его коллег бросают на него сердитые взгляды, Мназон тоже хмурится.

Быстрее, выше, храбрее!

Высокий мужчина: Раз одна из них это сделала, то и другие могут. Тем более она - тренер!
Проверяющий: (настойчиво) Вот когда они сделают тоже самое, тогда можно будет говорить о полной дисквалификации. А пока я буду стоять на том, чтобы отстранить от соревнований лишь ее. (указывает на Дорсию)
Инара: (взволнованно) Подождите, но ведь она не добровольно приняла допинг! Его подмешали в похлебку.
Проверяющий: (разводя руками) Тут я ничего не могу сделать. Официальное расследование проводим не мы, и это может занять месяцы.
Инара: Но...
Дорсия: (кладя руку на ее плечо) Не надо, Инара. Я приняла допинг и должна понести наказание. Однако (хмуро и стальным голосом), по олимпийским правилам вы не можете отстранить всю делегацию. Только меня.
Толстый мужчина: (задумчиво почесывая лысину, обращается к коллегам) В целом, они правы.

Некоторое время в помещении стоит тишина.

Высокий мужчина: (надменно-пискляво) Ну что ж, мы приняли решение. Играющий тренер и бегунья Дорсия на основании принятия ею допинга перед состязаниями дисквалифицируется с соревнований и получает запрет на участие в следующих Олимпийских Играх, а также на нахождение в Олимпии во время проведения этих состязаний.
Проверяющий: Это слишком суровое наказание - выгонять ее из города.
Высокий мужчина: Оно показательное и должно быть примером для других спортсменов! Это наше последнее слово. (резко поворачиваясь в сторону Дорсии) Следуйте за нами.

Дорсия бросает извиняющийся взгляд на Кинис, которая тревожно смотрит на неё, хлопает по плечу Инару, кивает оставшимся участницам команды и Зене с Габриель и медленно подходит к членам комитета. Они окружают ее и выводят из таверны, в наступившей тишине дверь за ними с громким скрипом закрывается, и все женщины, кроме Воительницы, невольно вздрагивают.

Камера показывает лицо Зены, которое не выражает никаких эмоций, взволнованные лица Барда и Инары, напряженное лицо Кинис, в глазах которой явно читается злость.

Смена кадра

Камера снова показывает предыдущую сцену в таверне, на лицах спортсменок видно смятение. Мназон поглядывает на всех с нахальной улыбкой.

Мназон: (самодовольно) Правила есть правила, дамы. И даже ваши прекрасные глаза этого не изменят. Поверьте (в притворной искренности он прижимает руку к груди), я бы очень хотел все изменить, но бессилен тут.

Мужчина разводит руки в стороны, очевидно, что он едва сдерживается, чтобы не рассмеяться в лицо девушкам.

Зена: (с холодом в голосе) Не надейся, что это останется безнаказанным. Как и твои издевки.
Мназон: Что вы, это обычное сочувствие коллегам по спорту.
Женский голос: Оставь свое сочувствие при себе.

Камера разворачивается и показывает нам Кинис, вышедшую вперед.

Кинис: Я даже не сомневалась, что ты на такое способен. Время ни капли не изменило твой характер. Ты все такой же подлый и лживый манипулятор.

Быстрее, выше, храбрее!

Крупный план на Мназона. Мы видим, что его глаза гневно сужаются, а губы искривляются в злобном оскале. Но через пару мгновений мужчина снова берет под контроль свои эмоции.

Мназон: (с ложным дружелюбием) Ах, Кинис. Зато с тобой время было не так милосердно. Не ожидал встретить тебя здесь. Некоторые современные умы считают, что земля, на которой мы живем, имеет форму шара. Очевидно, это правда, раз я так легко нашел старую знакомую, которую и не надеялся уже увидеть.
Кинис: Поверь, я не искала этой встречи.
Мназон: Возможно, это судьба. (его голос снижается на пару тонов, до угрожающего шепота) Возможно, пришла пора мне отыграться за прошлый раз. Я ждал достаточно долго.
Кинис: (с грустью в голосе) Сколько бы времени не прошло, ты так и не понял, в чем смысл спорта.
Мназон: Я понял это уже давно. Главное – это победа. И в этот раз я ее добьюсь. Любой ценой (надменно поднимает бровь), которую, конечно же, заплатите вы.

Камера показывает разозленное лицо Кинис, но она молчит, с трудом сдерживая себя.

Мназон: А теперь, с вашего позволения, я пойду. Я весьма занятой человек, знаете ли.

Камера демонстрирует спортсменок, которые хмуро смотрят на него. Зена натянуто улыбается и кивает. Крупный план на ее раздраженное лицо. На заднем плане слышно, как открывается и закрывается входная дверь.

Женский голос: Боги, что нам делать теперь?!

Мы видим девушек, которые выглядят растерянными и опечаленными.

Габриель: (поднимает ладони) Так, успокойтесь, мы что-то обязательно придумаем.
Алекса: Что именно? Мы лишились тренера. Нам конец. Мужчины легко нас победят.
Фанисса: Зачем мы вообще все это начинали? С его деньгами он без труда тут все купит. Было же очевидно, что они…
Зена: (перебивает с угрозой в голосе) Тихо! Не советую тебе заканчивать это предложение. Мы не позволим никому, как бы богат он ни был, обойти нас в этих соревнованиях.
Аелла: Но у нас нет тренера.
Зена: (твердо) У вас есть тренер. Если я могла командовать армиями, то и со спортом как-то разберусь. Никто не против?

Быстрее, выше, храбрее!

Воительница обводит всех стальным взглядом. Женщины молча кивают. На лице Габриель появляется маленькая улыбка.

Габриель: (шепотом, Зене) Надеюсь, ты не возьмешь мужскую сборную в осаду по старой памяти?
Зена: (с трудом удерживает серьезное лицо) И первое, что я хочу знать (она резко поворачивается в сторону Кинис), откуда ты знаешь нашего противника?

Капитан команды вздыхает и медленно опускается на небольшой стул, стоящий позади нее.

Кинис: Когда я еще жила в Спарте с родителями, то наш царь увлекся гонками на колесницах. По его приказу должны были пройти соревнования, на которые съехались бы самые именитые наездники со всей Эллады. С самого детства я увлекалась этим видом спорта и больше всего на свете хотела принять участие в соревнованиях…

Затемнение экрана.

Действие второе

Темный экран. Изображение постепенно проясняется, и мы видим повторение предыдущей сцены. Кинис сидит на невысоком табурете, опустив взгляд вниз, нервно трет ладони друг об друга и продолжает свой рассказ.

Кинис: ...Родители всегда верили в меня и поддерживали мою страсть к этому спорту. К сожалению, мы жили весьма небогато, и семья не могла позволить себе содержать коней, а уж тем более приобрести собственную повозку для тренировок. Мои мечты об участии в Великих Играх Спарты с каждым годом становились все более несбыточными. По крайней мере, мне так казалось.

Быстрее, выше, храбрее!

[ Сцены из прошлого ]

Надпись на экране: Шестнадцать лет назад.

Камера показывает вид сверху на город, расположившийся у подножия горы в живописной долине.

Голос Кинис: (за кадром) Но вот однажды, за пару месяцев до ежегодных Игр, мой отец вернулся из военного похода.

Смена кадра

Камера движется вдоль оживленной городской улочки, стесненной по обе стороны плотными торговыми рядами. Изображение поворачивается, и мы видим аккуратный белокаменный дом с пологой крышей, из которого радостно выбегает совсем юная девушка, в ней мы узнаем молодую Кинис.

Кинис: Папа!

Камера разворачивается, и перед нами появляется статный мужчина средних лет в военной форме. Он довольно усталый на вид, на его испачканном лице выступают капли пота, тем не менее, увидев Кинис, он облегченно улыбается и устремляется ей навстречу.

Мужчина: Иди ко мне, разбойница!

Отец Кинис заключает ее в крепкие объятия и немного отрывает от земли. Девушка смеется и прижимается к груди мужчины. Когда он отпускает дочь, она какое-то время продолжает обнимать его, затем поднимает глаза и восхищенно смотрит на лицо папы.

Мужчина: Я привез тебе кое-что.

Мужчина кивает в сторону, девушка поворачивает голову. Мы видим, как из-за угла выворачивает двуколка, запряженная парой гнедых коней. Камера показывает крупным планом удивленное лицо Кинис.

Смена кадра

Голос Кинис: (за кадром) С тех пор я каждый день до самого заката проводила за тренировками.

Панорамный вид бескрайнего поля, освещаемого заходящим за горизонт солнцем, на фоне которого мы видим быстро мчащуюся колесницу. Камера приближается. Кинис вдохновленно погоняет коней поводьями.

Кинис: Вперед! Быстрее! (смеется)

Смена кадра

Голос Кинис: (за кадром) За десять дней до начала соревнований каждый должен был подать заявку на участие в Играх.

В кадре появляется административное здание Спарты, украшенное массивными колоннами с колоколообразными капителями. У входа собралась толпа спортсменов, желающих подать заявку. В центре толпы стоит молодая Кинис вместе с отцом. Девушка нервно мнет в руках свиток и крепко сжимает губы.

Мужчина: (кладет руку ей на плечо) Не волнуйся, дорогая, это просто регистрация.
Кинис: А если они мне откажут, папа? (вопросительно смотрит на отца) Я же просто девчонка, а тут...
Мужчина: Ты не просто девчонка, Кинис. (твердо) Ты - дочь своего отца.

Кинис улыбается уголком рта и делает глубокий вдох.

Смена кадра

Кинис радостно бежит к отцу, размахивая свитком, на котором можно заметить поставленную печать.

Кинис: Я участвую! Я участвую в Играх, папа!

Неожиданно она останавливается, поймав на себе взгляд юноши, стоящего чуть поодаль от нее. Мы узнаем в нем молодого Мназона. Он недовольно хмурится, а затем со злостью плюет на землю, резко разворачивается и уходит прочь.

Смена кадра

Голос Кинис: (за кадром) Мои тренировки прошли не зря. Я с легкостью прошла два первых этапа, победив соперников с большим отрывом. Никто не ожидал, что девчонка сможет играючи обойти столь именитых спортсменов, но я сделала это. И в финале меня ожидало соперничество с Мназоном, чемпионом Игр прошлого года. Ходили слухи, что победы он добился далеко не спортивным путем, поговаривали о том, что он не гнушался и монетами судей задобрить, и противников своих, еще до выхода на трассу… (задумывается на мгновение) нейтрализовать.

Вид сверху на извилистую гоночную трассу, вымощенную камнем, по которой несутся вровень две колесницы. Одной из них управляет Кинис, второй - Мназон, он отчаянно бьет лошадей хлыстом.

Мназон: Ну! Пошли! Пошли!

Кинис напряженно посматривает в сторону своего соперника, все крепче и крепче сжимая поводья в руках. Она выглядит очень сосредоточенной и серьезной, и ей удается обогнать на несколько метров колесницу Мназона.

Быстрее, выше, храбрее!

Мназон: (его голос доносится сзади за кадром) Вперед, тартаровы кобылы! Впе...

Голос мужчины обрывается, слышится шум, скрежет, ржание лошадей. Кинис оборачивается и видит, что повозка Мназона перевернулась, сойдя с трассы. Она чуть ослабляет хват поводьев, и лошади сами по инерции довозят ее колесницу до финишной черты. Зрители радостно торжествуют, хлопая в ладоши и выкрикивая ее имя. Девушка спрыгивает на землю и тревожно смотрит в сторону разбившейся колесницы Мназона.

[ Конец сцен из прошлого ]

Смена кадра

Вход в покои Мназона. Мы видим, что двери охраняют Бикастий и еще два стражника. Из комнаты доносится возмущенный голос хозяина покоев.

Мназон: Нет, Линос, ты понимаешь, сколько сил, сколько труда, сколько монет было вложено, чтобы из вас, из тебя, сделать настоящих (его голос становится все громче) спортсменов, борцов, мужей!

Стражники вздрагивают от столь громогласных речей хозяина и боязливо посматривают на двери.

Смена кадра

Внутри покоев Мназона мы видим, как он, сжав руки за спиной, ходит кругами по полу, застеленному пестрыми коврами с мелкими геометрическими узорами. В одном из углов комнаты, скромно сложив ладони на коленях, сидит молодой мужчина и с восхищением ловит каждое слово наставника.

Мназон: (подходит в упор к юноше, чуть наклоняется так, чтобы его лицо поравнялось с лицом молодого человека) Ты только представь, эта стерва, эта... Кинис...

Он произносит имя с такой злобой, что из его рта вылетают плевки прямо в лицо собеседника. Юноша смущенно пытается вытереть щеку рукой. Мназон, не обращая на это внимания, продолжает монолог.

[ Сцены из прошлого ]

Надпись на экране: Шестнадцать лет назад.

Голос Мназона: (за кадром) Она и в юности была такой же дерзкой, наглой, лезла во все щели и переходила границы приемлемого.

В кадре мы видим очередь на подачу заявок на Игры у административного здания Спарты. Камера крупным планом показывает недовольное лицо молодого Мназона, который презрительно смотрит на выбегающую Кинис со свитком регистрации в руках. Мназон плюет на землю, резким движением разворачивается и отходит в сторону на несколько метров, где его ждет загорелый темноволосый юноша, в котором мы отдаленно можем узнать черты Бикастия.

Мназон: (усмехаясь, обращается к юноше) Ей все-таки хватило духа встать у меня на пути.
Бикастий: (с задором) Боишься, что девчонка уделает тебя?
Мназон: Закрой пасть, Бикастий. Эта дрянь годится быть только украшением в моей спальне, а не соперником на (акцентирует внимание) моей трассе.

Быстрее, выше, храбрее!

Мназон, потирая шею, оглядывается по сторонам. Его взгляд останавливается на шатре, над которым возвышается табличка: "Αθλητικό Στοίχημα".

Голос за кадром: (перевод) Ставки на спорт.

Мужчина хитро улыбается, достает из кармана внушительных размеров кошель и направляется в сторону шатра.

Мназон: (на ходу, сквозь зубы) Держу пари, что она сойдет с дистанции еще на первом круге.

Смена кадра

Разгар гонки на колесницах. По трассе вровень несутся две повозки. Изображение фокусируется на Мназоне, его лицо покрыто испариной, глаза от напряжения стали красными и слегка выпученными.

Мназон: (отчаянно бьет лошадей хлыстом) Ну! Пошли! Пошли!

Боковым зрением спортсмен замечает, что его соперница, Кинис, начинает обгонять его колесницу.

Мназон: (себе под нос, полностью отвлекшись от дороги) Ах ты, публичная девка.

Не замечая, что прямо на дороге лежит внушительных размеров камень, он продолжает погонять лошадей.

Мназон: Вперед, тартаровы кобылы! Впе...

Камера крупным планом показывает, как колесо на скорости наезжает на препятствие, колесница сначала подпрыгивает в воздухе, а затем опрокидывается на бок. Мназон вываливается из повозки и пролетает кубарем несколько метров. Он пытается подняться, опираясь на руки, но со стоном падает обратно на землю.

Смена кадра

Надпись на экране: Десять лет назад.

Голос Мназона: (за кадром, со злобой и обидой в голосе) Таким образом, я получил серьезную травму ноги, и не смог больше участвовать в соревнованиях. Кроме того, я потерял большую часть своего состояния, но боги были милостливы ко мне, и, благодаря упорству и стремлению к цели, я смог добиться новых высот и приумножить потерянные богатства.

В городской таверне, больше напоминающей бордель, веселятся, танцуют, пьют вина и вкушают яства несколько полуобнаженных девушек. Через пару мгновений туда заходит, чуть прихрамывая, Мназон. Женщины в тот же миг все, как одна, томно и призывно издают протяжный стон. Мужчина проходит к одному из столиков и садится за него, жестом подзывая девушку. Она немедля подхватывает со стойки поднос с кувшином, парой бокалов и яствами, подходит к Мназону и с улыбкой ставит перед ним угощение. Девушка собирается уходить, но Мназон останавливает ее.

Мназон: Подойди милая, подойди.

Молодая девушка подходит вплотную к мужчине, тот крепко хватает ее за зад одной рукой, а второй за шею привлекает ее к себе. Он небрежно целует даму в губы, она покорно позволяет ему это. Через несколько секунд мужчина выпускает женщину из объятий, вытирает губы, с довольным видом достает из кармана монету и кладет ее в декольте платья девушки.

Мназон: Чуть позже продолжим, дорогая.

Она благодарно улыбается, поправляет грудь и уходит обратно к стойке. Как только девушка отходит, у стола появляется Бикастий, он протягивает руку Мназону, тот учтиво ее пожимает.

Бикастий: Давно не виделись, дорогой друг.
Мназон: Садись, Бикастий, садись. Рад тебя видеть.

Мназон наливает вино в бокалы и один из них протягивает Бикастию, который сел напротив него.

Бикастий: (кивает) Ты написал, что хочешь мне предложить что-то.
Мназон: (делает большой глоток) О да. Мир жесток порой, мой друг, но мир так же и справедлив, когда вновь расставляет все должное по местам. Этот жалкий ничтожный старикашка, наконец, изволил отойти в мир иной, и, слава богам, его ветхого ума хватило, чтобы завещать мне деньги и имение в Олимпии. И посмотри теперь на меня, кто я?

Бикастий непонимающе смотрит на собеседника.

Мназон: Генеральный спонсор лидирующей мужской команды Игр Олимпии. Я получил свой шанс вернуть славу, уважение и почитание. Я добьюсь своего и пойду только вперед, и никто, ни одна (презрительно) девка, не встанет на моем пути. (спокойно) Но даже сейчас я не забыл тебя, для верного и преданного друга всегда найдется место подле меня.

[ Конец сцен из прошлого ]

Внутри покоев Мназона. Юноша с большим интересом слушает историю мужчины.

Мназон: И запомни, мальчик, как я и говорил когда-то Бикастию, для верных и преданных людей всегда есть место рядом со мной. (делает паузу, а затем продолжает заговорщически) Ты ведь знаешь, что должен сделать?

Линос вдохновленно кивает, встает со стула, кланяется своему господину и выходит из покоев.

Смена кадра

Темный экран. Слышится уханье совы. Экран чуть светлеет.

Камера перемещается и показывает полную луну над лесом.

Затемнение экрана.

Ночь. Мы видим небольшую улицу и дом, у входа в который табличка: “Η ομάδα των γυναικών κατοικίας”.

Голос за кадром: (перевод) Резиденция женской сборной.

В тени дома появляется человеческая фигура, которая подкрадывается к одному из окон.

Камера приближается, и мы узнаем Линоса. Юноша зло ухмыляется.

Затемнение экрана.

Мы видим, как Зена ворочается в кровати. На Воительнице ее кожаная туника. Латы, наручи, сапоги и оружие - у изголовья постели на полу.

Быстрее, выше, храбрее!

Камера приближается к лицу Королевы Воинов. Пару мгновений Зена лежит с закрытыми глазами, затем резко распахивает их. Женщина садится и настороженно прислушивается.

Зена: (одевая сапоги) Габриель!

Камера перемещается, демонстрируя вторую кровать, на которой спит Бард.

Зена: (стоя, уже надевая латы) Габриель, вставай!
Габриель: (сонно) Зена, не сейчас…
Зена: Живо! Здание горит!

Королева Воинов быстрым шагом идет к двери, на ходу вешая шакрам на пояс и держа в руке ножны с мечом. Сказительница вскакивает с кровати и растерянно смотрит на подругу.

Габриель: Откуда ты?..

Слышится характерное потрескивание горящего дерева. Бард принюхивается и теперь с испугом взирает на Воительницу.

Зена: (открывая дверь, выходя) Нужно разбудить всех.

Затемнение экрана.

Мы видим, как из дома выбегают Алекса и Фанисса, за ними следом - Эрис. Девушки останавливаются и в ужасе смотрят на охваченное огнем здание.

Затемнение экрана.

Зена: Быстрее!

Воительница стоит у двери в комнату, к ней подбегают Кинис и Инара. Их покои уже наполнены дымом.

Кинис: Кто это сделал?
Зена: Выясним. Пошли.

Троица идет быстрым шагом по коридору.

Голос Габриель: (за кадром) Зена!

Габриель бежит навстречу подруге и спортсменкам. Позади Барда одна из комнат уже вся в огне.

Зена: (Габриель) Все вышли?
Габриель: Я больше никого не видела.

Возникает пауза. Зена, тяжело дыша, оглядывает коридор. Кинис, Инара и Габриель смотрят на Королеву Воинов. Воительница замечает это.

Зена: Что?!

Девушки продолжают в полной тишине с волнением и испугом смотреть на Королеву Воинов.

Зена: (приказным тоном) На выход!

Кинис и Инара разворачиваются и направляются к одной из дверей, Бард следует их примеру. Зена, закатив глаза, бежит следом.

Четверка подбегает к Фаниссе, Эрис и Алексе, которые стоят на улице. Спортсменки взволнованно смотрят друг на друга.

Кинис: Где Аелла?

Все переглядываются. В этот момент слышится крик из горящего дома.

Зена: (девушкам, но смотря на здание) Оставайтесь здесь.

Воительница бежит ко входу.

Голос Габриель: (за кадром) Зена!

Королева Воинов, сбавляя шаг, оборачивается, но продолжает идти.

Зена: Я сказала, оставайся здесь.

Габриель хмурится и с беспокойством смотрит на подругу.

Зена: (чуть улыбнувшись) Я справлюсь.

Она вбегает по ступенькам в дом. Камера разворачивается и показывает Габриель крупным планом. Бард с тревогой смотрит вперед.

Затемнение экрана.

Зена: (в коридоре) Аелла!

Воительница прислушивается, но кроме треска горящего дерева - ничего. Зена смотрит налево, где находится комната Кинис и Инары - она видит еще несколько дверей, пара из них закрыты. Затем Королева Воинов переводит взгляд направо, откуда прибежала Габриель, эта часть коридора уже вся в дыму, сквозь который виднеются языки пламени у дальней стены. Зена решительно направляется к ближайшей двери и распахивает ее.

Зена: Аелла!

Воительница продолжает осматривать комнаты. Слышится кашель. Зена оборачивается и смотрит на дверь, из-под которой идет дым. Женщина подбегает, дергает за ручку - дверь закрыта.

Зена: Аелла!?

Королева Воинов отходит чуть назад и вышибает дверь ногой. Воительница щурится от дыма, прикрывает нос и рот рукой и, пригнувшись, заходит в комнату.

Голос Аеллы: (тихо) Я здесь… (кашляет)

Зена подбегает к спортсменке и помогает ей подняться. Женщины направляются к выходу.

Аелла, тяжело дыша, останавливается и облокачивается о стену.

Зена: (глядя на огонь позади себя) Уходим отсюда.

Аелла с трудом начинает подниматься и вскрикивает, подвернув ногу. Воительница успевает удержать спортсменку от падения.

Аелла: (с болью) Нога…

Королева Воинов, закинув левую руку девушки себе на плечо и обхватив ее за талию, кидает быстрый взгляд на огонь, который уже почти подобрался к ним.

Зена: Разберемся, но сейчас есть проблемы посерьезнее.

Камера показывает женщин со спины. Они удаляются. Камера начинает двигаться назад, и в кадре появляются языки пламени, которые полностью поглощают экран.

Быстрее, выше, храбрее!

Смена кадра

Темный экран. Слышно веселое чириканье птиц. Изображение светлеет, и мы видим голубое утреннее небо, камера медленно опускается вниз, проходя сквозь зеленые макушки деревьев, пока не фокусируется на деревянной табличке, измазанной копотью. Надпись на табличке: «Резиденция женской сборной». Дует ветер, и табличка падает на землю, открывая нам вид на пепелище. Картинка приближается - от дома мало что осталось. Камера на мгновение замирает, а потом отдаляется. На заднем фоне звучит грозный голос Королевы Воинов.

Быстрее, выше, храбрее!

Зена: Даже не думай останавливаться. Разбег и резкий выпад вперед.

Слышен свист копья.

Женский голос: Ура! Получилось!

В кадре пробегает Аелла, поравнявшись с домом, она начинает хромать и, в конце концов, падает на землю. Рядом с ней оказывается Габриель, на плече которой висит холщовая сумка. Бард опускается перед спортсменкой на колени и осторожно осматривает ее ногу.

Габриель: Болит?
Аелла: (с виноватым выражением лица) Очень.
Габриель: Все-таки травма оказалась серьезней, чем мы думали.

Она роется в сумке и, достав широкую полосу скрученной ткани, начинает перевязывать ногу бегунье.

Габриель: Видимо, тебе придется все же отказаться от участия в играх.

Спортсменка отрицательно качает головой.

Аелла: Нет, я не могу подвести команду.
Зена: Ты не можешь рисковать своим здоровьем, даже ради соревнований.

Камера разворачивается, показывая Воительницу, которая смотрит на них с хмурым выражением лица.

Габриель бросает на подругу быстрый взгляд и поднимается.

Габриель: Я пойду наполню бурдюки холодной водой. Компресс тебе не помешает.

Бегунья продолжает сидеть на земле, потирая перевязанную ногу. Ее глаза стыдливо опущены.

Аелла: Мне очень жаль, что так вышло. Я правда хотела участвовать.

Зена вздыхает и опускается рядом.

Зена: Ты же знаешь, что тут твоей вины нет. Если кто и виноват, то… (она хмурится и сжимает кулаки) У тебя нет подходящих кандидатур на замену?

Спортсменка качает головой, и Королева Воинов обреченно вздыхает.

Зена: (бормочет) Командовать армиями было проще.

Смена кадра

Камера показывает ручей, в котором плещется рыба. Внезапно, рыбы испуганно расплываются в стороны. Мы видим кожаный бурдюк, опущенный в воду. Изображение отдаляется, на берегу сидит Габриель, у ее ног лежит еще один пустой мех. Вынув из воды полный бурдюк, Бард закрывает его крышкой и тянется, чтобы взять второй. На заднем плане слышен шорох и треск ломающихся веток. Сказительница ловко выхватывает саи и прячется за дерево. Камера демонстрирует лесную тропинку, идущую вдоль ручья. Пару мгновений она пустынна, потом в отдалении мы видим Инару, девушка быстро пробегает мимо дерева, за которым прячется Габриель, и скрывается из вида. Бард выглядывает из-за ствола и восхищенно качает головой.

Габриель: Вот это да. Видимо, я решила нашу маленькую проблему.

Смена кадра

Инара идет по тропинке, вытирая пот куском ткани. Она счастливо улыбается. У нее за спиной раздается тактичное покашливание. Девушка испуганно подпрыгивает и резко оборачивается. Позади нее стоит Габриель, в ее руках два бурдюка с водой.

Габриель: Кажется, мы все-таки лишились нашей бегуньи. (приподнимая бурдюки) Иду делать ей холодный компресс.
Инара: (удрученно) Это ужасно. Что же теперь делать?
Габриель: Нужно искать кого-то еще. У тебя, случайно, нет подходящих кандидатов?
Инара: (качает головой) К сожалению, нет.
Габриель: (с нажимом) Ты уверена?

Девушка-писарь испуганно смотрит на нее.

Габриель: Инара, я видела, как ты бегала.
Инара: (ее щеки краснеют) О, это ерунда. Я просто…(она запинается и отводит взгляд) Я тренировалась с детства, потому что всегда хотела стать бегуньей и участвовать в Олимпийских Играх, хоть и понимала, что это невозможно. У меня нет особых талантов. (шепотом) Но я всегда могу мечтать, правда?

Быстрее, выше, храбрее!

Габриель: (мягко улыбается и подходит ближе) Не думаю, что у тебя есть особая проблема с талантом. А вот уверенности, с другой стороны, тебе не достает. (она качает головой) Тут ты явно пошла не в мать.
Инара: (с теплотой) Да, мама умела добиться своего.
Габриель: Вот и тебе стоит бороться за свою мечту. Тем более, что нам нужна твоя помощь. Как я уже говорила, наша бегунья выбыла из строя надолго.
Инара: (неуверенно) Я не знаю, смогу ли я.
Габриель: Если ты пробежишь дистанцию хоть вполовину также хорошо, как бегала сегодня, то победа у нас в кармане.

На лице Инары появляется робкая улыбка.

Смена кадра

Темный экран. Слышно щебетание птиц.

Женский голос: Мы должны отказаться от соревнований.
Зена: Это даже не обсуждается.
Женский голос: И что ты предлагаешь нам делать? Мы лишились нашей бегуньи! Нужно уйти, пока у нас еще осталась хоть капля достоинства.

Экран светлеет, и мы видим спортсменок, сидящих возле статуи Атланты. Королева Воинов стоит чуть поодаль, скрестив руки на груди. На ее лице недовольное выражение. Позади Воительницы на камне сидит Кинис, опустив голову.

Зена: То есть, вы предлагаете нам сдаться? Просто опустить руки и позволить себя победить без боя?
Аелла: Но нам некого выставить на этот забег.
Зена: (упрямо) То есть вы даже не хотите попытаться решить эту проблему?

Они одновременно что-то выкрикивают, их голоса сливаются в единый недовольный рокот.

Габриель: (за кадром) Я нашла способ все уладить.

Голоса замолкают. Камера разворачивается, демонстрируя довольную Габриель, за спиной которой стоит Инара.

Габриель: Вот наша новая бегунья.

Бард кивком головы заставляет девушку-писаря выйти вперед.

Аелла: Инара?
Зена: Ты уверена?
Габриель: (твердо) Да. Если ты мне хоть каплю доверяешь.
Аелла: Никогда бы не подумала, что малышка Инара может заниматься каким-то спортом. Мы, конечно, в отчаянном положении, но…
Габриель: (прерывает ее) Я видела, как она бегала. Словно ей в спину дул сам Зефир. Мы все едва не пропустили настоящий бриллиант.

Инара снова краснеет и опускает голову.

Габриель: Ради нас всех, дайте ей шанс.

Спортсменки молча обмениваются взглядами. Королева Воинов изучающее смотрит на подругу.

Габриель: (поворачивается в сторону статуи) Хочу напомнить вам историю создания Олимпийских Игр (смотрит на Инару), думаю, сейчас самый подходящий момент. Сын Зевса, Геракл, чтобы остановить войну между Спартой и Элидой, решил устроить спортивные состязания, на которые пригласил всех желающих, в том числе бывших врагов. На время Олимпиады прекращаются все войны, и все оружие откладывается в сторону. Потому как мы должны понять, что есть иные способы соперничать друг с другом, кроме поля боя. В этом и есть дух Олимпиады.

Позади Барда с камня встает капитан команды и подходит ближе.

Кинис: Благодаря ему в состязаниях могли участвовать и женщины. Одной из них стала великая Атланта, могучая воительница и кузнец, сила которой могла сравниться с могуществом самого Геракла. На первых играх она победила в метании молота.
Габриель: А ведь многие мужчины были недовольны тогда появлением женщины на играх. Но шанс на участие должен быть дарован каждому.

Женщины задумчиво хмурятся, обдумывая ее слова.

Зена: (Габриель) Что ж, доверимся твоему слову.
Эрис: Кажется, у нас просто нет иного выхода.

Остальные кивают.

Спартанка поворачивается к Инаре.

Кинис: (тепло) Добро пожаловать в команду.
Инара: (голосом, полным искренности) Я не подведу вас. Клянусь.

Слышен дружный возглас одобрения.


Прочитано 1237 раз

Копирование и распространение материалов с сайта возможно только с согласия правообладателя и администрации, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.

Наверх