РусШВС: s7e10 В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Оценка:
(5 голосов)

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Автор идеи: Селли
Режиссер: Селли, Алёнка
Сценаристы: Master, Алёнка, Лагу, Sekmet, Селли
Редакторы: Ирина
Бета-ридеры: Зена, Арес, Габриель

Сюжетная линия: Когда зло вновь возродится, и древнее пророчество вот-вот исполнится, герои объединят свои силы, чтобы противостоять тьме. Габриель будет особенно нелегко в этой битве, ведь ей предстоит снова столкнуться со страхами из своего прошлого.

Оговорка: Все персонажи оригинального шоу "Зена - Королева Воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. Никаких посягательств на авторские права не было совершено во время написания данного материала. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам РусШВС.
Материал распространяется авторами бесплатно и исключительно в развлекательных целях.
Запрещено любое копирование, распространение (в том числе в коммерческих целях), а также частичное воспроизведение данного материала без письменного разрешения авторского состава РусШВС и указания ссылки на источник. Пользователь, нарушивший данное правило, несет ответственность согласно Части 4 Главе 70 ГК РФ.
По всем вопросам обращаться на e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Возрастное ограничение: 16+

Предисловие

Изображение светлеет.

Мы видим небольшую лесную опушку, ставшую лагерем: посередине весело трещит костёр, неподалеку два спальных места. На поваленном дереве с другой стороны костра спиной к камере сидит Габриель, что-то записывая в свиток.

Камера приближается, демонстрируя перо в руке Барда, которая выводит греческие буквы.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Голос Габриель: (за кадром) Вся наша жизнь с Зеной - бесконечное сражение…

[ Вспышка - кадры из прошлого ]

Голос Габриель: (за кадром) ...с людьми...

Монтаж сцен:

  • Зена раскручивается вокруг копья, воткнутого в землю, нанося ногами удары воинам Дрейко.
  • Габриель впервые использует боевой шест против противника, находясь бок о бок с Эфини.
  • Королева Воинов и Каллисто сражаются на лестницах в лагере армии Каллисто.
  • Бард с помощью шеста защищает гроб с телом подруги от бандитов.
  • Зена сражается с Наджарой в пещере, пока Габриель висит над пропастью.

Голос Габриель: (за кадром) ...с чудовищами...

  • Зена, Габриель и Джоксер на кладбище дриад. Крылатый скелет нападает на них.
  • Воительница отправляет Крафстара в огонь Дахока.
  • Королева Воинов убивает Разрушителя, вонзая меч ему в спину.
  • Грингильда в облике чудовища хватает и приподнимает раненую Зену над землёй.

Голос Габриель: (за кадром) ...с богами и духами.

  • Зена убивает Вакха костью дриады.
  • Габриель на помосте сражается с Аресом.
  • Сказительница с кинжалом в руке стоит напротив Алти.
  • Зена и Алти в виде скелетов борются друг с другом в мире духов.
  • Воительница и Бард сражаются с Гефестом.
  • Зена, Габриель и Ева на пляже против богов. Бард быстро перекидывает шакрам Королеве Воинов.
  • Зена убивает Йодоши.

[ Вспышка - конец кадров из прошлого ]

Бард зябко подергивает плечами и обхватывает себя руками, пристально смотрит на костёр. Камера поворачивается, и мы видим ее лицо через пламя.

Голос Габриель: (за кадром) В этих сражениях мы всегда одерживали победу.

[ Вспышка - кадры из прошлого ]

7.04 Змей Войны

Голос Габриель: (за кадром) Но теперь один из наших врагов вернулся, и грядет новая битва.

Камера показывает убранство храма. Ни один из факелов не горит. Окна покрыты паутиной, как и дверные проемы. Камера дает круговой обзор и останавливается на алтаре, около которого стоят два воина.

Один из них прикасается к каменному краю алтаря.

Суди: (зло и резко) Во имя Сехмет!
Анум: Что случилось?!

Суди смотрит на свою руку. На ладони глубокий порез, из которого сочится кровь и стекает на алтарь.

Суди: (отрывает кусок ткани от своей накидки) Я порезал руку.

Камера приближается к алтарю, на котором нет ни капли крови.

Голос Габриель: (за кадром) Сможем ли мы победить в этот раз?

[ Вспышка - конец кадров из прошлого ]

Смена кадра

Надпись на экране: Дорога в Вавилон. Три луны назад.

Мы видим довольно широкую песчаную дорогу, по которой медленно идёт монах1. На его плече висит походная сумка внушительных размеров, в которую убрано копье Ра. Камера приближается, демонстрируя, как по древку копья пробегают красные искры.

Смена кадра

Надпись на экране: Северные земли. Две луны назад.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Камера общим планом показывает заснеженные вершины гор, медленно приближаясь к скалистому склону, на котором дворфы разбивают породу слаженными ударами кирок.

Дворф №1: (опускает кирку и вытирает пот со лба) На сегодня хватит, парни! (одному из приятелей) Собирай инструмент, Магни.

Магни поспешно собирает кирки в холщовый мешок, но одна из них падает на землю. Карлик наклоняется, пытаясь поднять орудие, но внезапно с горы начинает сыпаться мелкий песок, а затем и камни.

Магни: (поднимает голову наверх, бросая сумку) Бежим!

Камера отдаляется, и мы видим, что гора, на которой работали дворфы, буквально рассыпается на множество больших камней и клубы мельчайшей пыли, сравниваясь с землей.

Смена кадра

На экране вид обрушившейся горы, поваленные деревья, смешанные с грязью и валунами, над которыми кружат черные птицы. Камера крупным планом показывает одинокую кирку, оставшуюся от дворфов. Изображение растворяется, сменяясь кадром с заброшенным храмом2, позади которого мы видим последствия обвала.

Смена кадра

Внутри храма жрец в черном балахоне и в капюшоне пробирается по узким коридорам, бормоча какие-то неразборчивые мантры себе под нос. Камера фокусируется на его руках: в правой руке он держит изогнутый кинжал с вырезанными на рукояти рунами, на лезвии можно заметить еще не запекшиеся подтеки крови. Человек поворачивает левую ладонь вверх - на ней вырезаны те же руны, что и на рукояти кинжала. Голос его становится громче, а мантра все быстрее.

Смена кадра

Надпись на экране: Окраины Вавилона. Две луны назад.

Пасмурное мрачное небо, плотно затянутое низкими грозовыми тучами. Камера демонстрирует заброшенное на первый взгляд поселение с приземистыми пожелтевшими постройками. Изображение фокусируется на одной из улиц: по ней изредка пробегают грязные, босоногие и очень исхудавшие дети, прислонившись к стенам сидят оборванные попрошайки, среди скудных торговых повозок ругаются женщины, вырывая из рук друг друга небольшие мешки с луковыми головками.

Женщина №1: Пусти, ты же знаешь, сегодня наша очередь!
Женщина №2: (вырывает у нее мешки) Отдай, Селим уже три дня ходит голодный! (убегает, крепко сжимая сумки в руках)

Мы слышим на фоне происходящего всю ту же мантру, но ее уже читает чей-то другой голос. Камера начинает стремительно двигаться вдоль улиц, а затем резко останавливается, упираясь в возвышающийся над остальными постройками зиккурат.

Смена кадра

Внутри башни мы видим человека в черном балахоне и капюшоне, похожего на жреца с севера. Таким же кинжалом он вырезает на ладони руны и, не переставая наговаривать мантру, пробирается в центральную часть разрушенной постройки, в которой располагается массивный каменный алтарь, украшенный уже знакомыми нам символами. Человек ускоряет свой шаг, выставляет окровавленную руку перед собой и спешит к алтарю.

Изображение растворяется, сменяясь на аналогичную сцену в скандинавских землях, где северный жрец в балахоне кладет кровоточащую ладонь на гладкую холодную поверхность жертвенника. На экране сразу два кадра, они синхронно накладываются друг на друга под зловещее бормотание, сливающееся с давящей и угнетающей мелодией. Руны на обоих алтарях наливаются ярко-алой жидкостью, которая начинает стекать на полы храмов, оба человека падают без сил на колени, но продолжают удерживать ладони неподвижно. Через несколько мгновений алтари загораются яркими вспышками, в их лучах сгорают жрецы, принесшие себя в жертву.

В кадре остается только северный храм. Его стены сотрясаются, алтарь, скрипя и трескаясь, проваливается сквозь пол. Обрушивается крыша. Экран на секунду гаснет, а затем проясняется, и мы видим разрушенное строение, слившееся с руинами обвалившейся горы.

Смена кадра

Солнце озаряет поселение в Вавилоне. Дома больше не выглядят заброшенными. Чистые ухоженные улицы, украшенные клумбами и фруктовыми деревьями, вымощены ровной каменной кладкой. На них задорно играют дети, перекидывая по кругу друг другу красные яблоки. Мимо проезжает телега, наполненная до верху разнообразной выпечкой. Извозчик притормаживает напротив одного окна, из которого выглядывает красивая женщина и улыбается ему, в ответ он протягивает даме большую округлую лепешку и с довольным видом едет дальше. На фоне этой бесконечной идиллии величественно возвышается зиккурат, отражая от своих стен слепящим светом солнечные лучи.

Смена кадра

Экран светлеет. Перед нами панорама города.

Камера начинает приближаться и фокусируется на одной из многочисленных улиц, по которой идет монах, оглядываясь по сторонам.

Крупный план на лицо старика - изумление. Он останавливается и продолжает озираться: мимо него смеясь пробегают дети, у каждого из них по яблоку в руке; на противоположной стороне улицы идет женщина с полной корзиной фруктов; двое мужчин выходят из шалмана3.

Мужчина №1: (смеется и хлопает по плечу друга) Жизнь налаживается, приятель!
Мужчина №2: (воодушевленно) И не говори! Наши молитвы, наконец-то, были услышаны!

Мужчины, пошатываясь, идут по улице, продолжая свой разговор.

Монах: (в недоумении, сам себе) Что происходит?.. Неужели меня так давно не было… и все настолько изменилось…

Старик замирает и с изумлением смотрит на зиккурат. Камера разворачивается, и мы видим все глазами монаха.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Несмотря на солнечный день и чистое безоблачное небо, над зиккуратом повисла ужасающая черно-серая туча, из которой уже возникший смерч кружит над храмом, и периодически сверкают молнии.

Монах: Не может быть…

Затемнение экрана.

Экран светлеет.

Средний план на старика, который продолжает неотрывно смотреть на зиккурат.

К монаху сзади подходят двое мужчин и переглядываются. Они хватают старика под руки и с силой уводят.

Затемнение экрана.

Экран светлеет.

Камера показывает монаха. Его пленители толкают старика, и он, неудержавшись, падает на колени.

Камера отдаляется. Мы видим стены с горящими факелами и высокий потолок.

Вокруг монаха полукругом стоит толпа людей. Позади самого старика - двое мужчин, которые схватили его на улице.

Мужчина №1: (апатично) Мы выполнили Вашу просьбу, мой господин. Он здесь.

Монах переводит взгляд с мужчины и смотрит перед собой, на алтарь, щурясь, пытаясь разглядеть, кому поклоняются люди.

Голос мужчины: (низкий, насмешливый) Дети мои, я не сомневался в вас! (выходит вперед из-за алтаря) Вы справились.

Незнакомец, одетый в белые одежды, подняв руку и взмахнув кистью, приближается к монаху. Мужчины отступают назад, в толпу людей.

Монах: (подняв голову) Что тебе нужно?
Незнакомец: (подойдя к нему вплотную, присев на корточки) От тебя? (переводит взгляд на копье, лежащее у ног старика, злорадно) Это. И немного информации.
Монах: Кто ты?
Незнакомец: (усмехнувшись, шепотом) Я уж подумал, ты не спросишь. (вставая, громко) У меня много имен. Но ты можешь обращаться ко мне - Беварасп.

Монах видит в глазах Бевараспа всполохи пламени.

Монах: (тихо, с трудом) Огонь... Тьма над зиккуратом... (в его глазах вспыхивает понимание, он с ужасом смотрит на Бевараспа) Ты - чудовище из пророчества! Но (уверенно) тебе не победить.

Беварасп хватает одной рукой старика за шею и поднимает. Монах начинает хрипеть и корчиться. Глаза Бевараспа становятся красными. Камера приближается к зрачкам, и мы видим вспышку.

Голос: (за кадром)
Знамение великое явилось,
И тьма на землю Эсагила опустилась.
Огонь мерцает в этой тьме багряный -
Голодный он, жестокий и обманный.

[ Сцены из прошлого ]

7.01 Возвращение часть 1

Монах: (громко и уверенно) Приветствую вас, боги этих пустынь. Я слышал, вы имеете интерес к этому. (загадочно проводит свитком по воздуху)

7.02 Возвращение часть 2

Зена: Это ты тот монах, что был у египетских богов и получил от них шкатулку?
Монах: А кто ты такая, о дерзкая, что смеешь останавливать меня и …?
Зена: (перебивая) Я - Зена, Королева Воинов.

Зена: (протягивая копье старику) Вот. Это копье самого Ра, способное убивать даже богов. Этого достаточно тебе, чтобы ты отдал мне шкатулку?

Монах удивленно и восхищенно разглядывает оружие.

[ Конец сцен из прошлого ]

Голос: (за кадром)
То в мир вернулся бог огня, хозяин страха.
Тот враг, что станет вновь владыкой мрака.
Затмил он власть отца богов собою
И свет владыки дня закрыл рукою.

[ Сцена из прошлого ]

7.02 Возвращение часть 2

Монах: (шепотом) Вот уж не знаешь, где найдешь, где потеряешь. (поднимая глаза на Воительницу) И ты считаешь, что это копье действительно может быть столь же ценным, как и то, что я имею?
Зена: (взрываясь) Это могущественное оружие египетских богов! Ничто не может сравниться с ним. Ты действительно думаешь, что сможешь получить за ту шкатулку что-то более значимое, чем то, что я тебе предлагаю? (с угрозой) Мне нужна шкатулка, и я хочу договориться по-хорошему. Но если нет…

[ Конец сцены из прошлого ]

Голос: (за кадром)
Но свет надежды мир сей не оставил
Трех воинов он на верный путь направил.
Едины вновь война, огонь и слово.
Копье, клинок и диск пронзят тирана злого.

[ Сцена из прошлого ]

7.02 Возвращение часть 2

Монах в некотором замешательстве смотрит на отъезжающих подруг, затем переводит взгляд на копье в своей руке. Камера приближается, демонстрируя, как по черной гравировке пробегают золотистые искры.

[ Конец сцены из прошлого ]

Голос: (за кадром) Лишь помнить предостережение должны...

Вспышка.

Экран темнеет. И перед нами налитые кровью глаза.

Камера отдаляется. Беварасп отпускает монаха. Старик падает на пол и кашляет. Темный жрец наклоняется и поднимает копье, отбрасывая ткань, в которую было обернуто оружие. На лице Бевараспа улыбка.

Монах: (хрипло) Тебе не победить. Ты это знаешь, ты слышал пророчество.

Беварасп меняется в лице. В глазах снова появляются всполохи пламени.

Беварасп: Чем меньше людей знают о пророчестве, тем меньше верят в него. (оскалившись) И тем более зыбким оно становится. (наигранно грустно) А вот тебе не повезло. (вздыхает) Ты слишком много знаешь.

Темный жрец невинно смотрит на монаха несколько секунд. Затем усмехается и пронзает старика копьем.

Камера приближается к Бевараспу, на его лице читается детский восторг.

Экран темнеет.

Смена кадра

В кадре появляется багровая лужа крови. Камера показывает тело монаха с застывшим на лице выражением ужаса, лежащее на мраморном полу, затем отдаляется, и мы видим людей, столпившихся полукругом перед трупом и алтарем. Все они с восторгом и с полным отсутствием осмысленности в глазах смотрят на мужчину в белых одеждах, стоящего к ним спиной, опершись на копье.

Камера перемещается - мы видим хищное и заостренное лицо Бевараспа, глаза его горят огнем, он что-то шепчет. Через мгновение огонь в его зрачках гаснет, лицо смягчается, приобретая слащаво-приторное выражение, темный жрец поворачивается к собравшимся и разводит руки. Средний план Бевараспа у алтаря.

Беварасп: Дети мои!

В кадре быстро меняются лица людей, вожделенно смотрящих на говорящего.

Беварасп: ...Вы знаете, кто я и к чему стремлюсь. (с выражением глубочайшей любви и невинности на лице) Цель моя - пламя очищения, несущее миру свет, тепло и обновление. (лицо его грустнеет) Вы сами видели, какая участь постигает тех, кто отворачивается от истинного света и начинает поклоняться ложным богам. Вы сами были такими.

Толпа начинает возбужденно гомонить, мужчины раскаянно бьют себя в грудь, женщины плачут.

Беварасп: (воздевая руки в притворном желании успокоить) Дети мои! Не корите себя! Вы одумались и увидели свет моего очищающего пламени, и прошли через него. (улыбаясь) Вы познали истину!

Люди радостно кивают и хлопают в ладоши.

Беварасп: (становится озабоченным, прикладывает указательный палец к щеке, взгляд отрешенный) Но, дети мои, одна мысль гложет меня, заставляя сердце обливаться кровью. (смотрит на толпу почти испуганно) Ведь есть люди, которые не ведают еще этой истины. (хмурится) Они живут в пороке и лжи, поклоняются алчным богам, губят свои жизни и души. (поднимает взгляд на внимающих) Можем ли мы оставить их в этой тени и грязи и позволить продолжать жить так? (протягивая руки вперед) Разве вы не хотите помочь им пройти очищающее пламя и увидеть истину?

Жители Вавилона начинают согласно кивать и выкрикивать одобрительные слова.

Мужчина №1: Мы должны принести им пламя истины! Мы должны помочь им пройти очищение или заставить их сделать это! Ради спасения их душ.
Беварасп: (указывает на говорившего) Вот! Вот слова истинного моего последователя! Наша обязанность спасти их души, даже если они не хотят открывать их нам. И я рад (почти со слезами умиления на глазах), рад, дети мои, что вы читаете в моем сердце идеи, которые я не смел высказать вслух. (смахивает мнимые слезы с глаз, вновь становится чем-то взволнованным) Но послушайте, что я вам скажу. Там (указывает куда-то в пространство), в других землях, люди могут противиться нам из-за своей ослепленности. А представители ложных богов могут серьезно помешать нам в нашей благородной миссии. А потому мне нужны двое добровольцев, которые готовы принять в себя очищающее пламя, чтобы рассеивать мрак на нашем пути.

Люди вопросительно смотрят друг на друга, ожидая, что кто-нибудь все-таки решится.

Беварасп: (расстроено) Неужели вы боитесь, дети мои!
Мужчина №1: (решительно) Я готов!

Он выходит вперед и направляется к темному жрецу, наступив в лужу крови монаха и оставляя на мраморе багровый след, но не замечая этого. Через мгновение за ним следует еще один, и они предстают перед Бевараспом, который кладет копье на алтарь, подходит к мужчинам, улыбается и обнимает каждого, затем целует их в лоб. Он берет одного мужчину за правую руку, другого - за левую. Глаза темного жреца становятся красными, через его руки к мужчинам устремляются два огненных вихря. Люди в зиккурате в ужасе отшатываются, но не убегают. Беварасп отпускает руки мужчин, чуть пошатывается, но быстро приходит в себя и хватает копье с алтаря, вновь опираясь на него.

Огненные вихри продолжают кружиться вокруг мужчин, те кричат от боли и падают на колени. Камера показывает, как их тела начинают трансформироваться - на коже появляется чешуя, на пальцах вырастают когти, а нижняя часть тела превращается в змеиные хвосты громадных размеров. Лица тоже меняются, становясь похожими на две ужасающие монстороподобные маски. Огненные вихри угасают. Перед толпой во весь свой громадный рост предстают люди-змеи, которые, раскрыв пасти, выпускают багровое пламя.

Темный жрец с улыбкой смотрит на свое творение. Он обращается к людям в зиккурате.

Беварасп: Узрите мою мощь, дети мои! Эти смельчаки впустили в себя пламя, став судным оружием для тех, кто встанет на нашем пути. Они - олицетворение пламени, и вместе с ними мы принесем очищение на все земли этого мира!

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Жители Вавилона шокировано смотрят на говорящего и двух чудовищ, которые издают громогласный рев. Постепенно, один за другим, присутствующие начинают опускаться на колени, преклоняя голову перед Бевараспом.

Лицо его вновь приобретает хищные черты, он довольно улыбается, явно наслаждаясь происходящим.

Одно из чудовищ поворачивает голову к своему создателю и что-то шипит на непонятном языке.

Беварасп: (отвечая на вопрос) О, мы выступим немедленно. И первой нашей целью станет Греция.

Камера поднимается, показывая темного жреца, чудовищ, склонившихся людей и тело монаха в почерневшей луже крови. На фоне звучит тревожная музыка.

Смена кадра

На экране мы видим звездное небо, камера медленно опускается вниз и достигает верхушек деревьев.

Надпись на экране: Греция. Две луны назад.

Смена кадра

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Панорамный вид на небольшую поляну, окруженную лесом. Вдали журчит ручей, слышны сверчки. Посередине догорает костер, камера приближается к нему, демонстрируя Зену, мирно спящую на боку, ее лицо расслаблено. Габриель, лежащая по другую сторону от костра, ворочается во сне. Крупный план показывает, что по щекам девушки текут слезы. Внезапно она вздрагивает, издает крик и резко открывает глаза. Сказительница тяжело дышит и с явным облегчением оглядывается вокруг. Королева Воинов просыпается.

Зена: (обеспокоенно) Габриель, что случилось?

[ Вспышка - сцена из кошмара ]

Бард в порванном крестьянском платье бежит ночью по полю, в ее руке окровавленный нож. За ней гонится орда воинов. Пробежав несколько метров, Габриель проваливается под землю и летит вниз.

[ Вспышка - конец сцены из кошмара ]

Габриель пытается выдавить из себя улыбку и украдкой вытирает слезы.

Габриель: О, все в порядке. Просто дурной сон.
Зена: (с сочувствием) Не хочешь рассказать, что тебе приснилось?
Габриель: (пожимая плечами) Нет, ничего конкретного. Обычный кошмар. После всего пережитого неудивительно, что рано или поздно они меня настигнут.

[ Вспышка - сцена из кошмара ]

В кромешной темноте Сказительница пробирается куда-то вперед. Со всех сторон слышны леденящие душу стоны и крики. Кто-то хватает ее за руки и ноги, пытаясь утянуть прочь.

[ Вспышка - конец сцены из кошмара ]

Зена: (не заметив побледневшего лица подруги) Нам достаточно кошмаров и в жизни. (с легкой усмешкой) Нужно будет поговорить с Афродитой, ей стоит обсудить этот вопрос с Морфеем. Если я его не убила, то это еще не значит, что не найду способ этого сделать сейчас. Он мне еще должен за ту ситуацию с Аресом.

Габриель смеется и качает головой, а Королева Воинов зевает.

Габриель: Ложись спать, нам нужно отдохнуть. Завтра у нас много дел.
Зена: Только если я буду уверена, что с тобой все в порядке.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

[ Вспышка - сцена из кошмара ]

Габриель охватывает яркое пламя, которое сжигает ее. Бард видит, как ее плоть плавится, а кости превращаются в пыль. Прежде чем сознание покидает ее, девушка слышит громкий крик ребенка.

[ Вспышка - конец сцены из кошмара ]

Габриель: Со мной все хорошо. Не волнуйся.

Камера показывает, как Зена снова закрывает глаза и, вздохнув, засыпает. Габриель лежит с открытыми глазами и внимательно смотрит в небо.

Титры

Действие первое

Панорамный вид поля, где работают крестьяне.

Надпись на экране: Греция. Мантинея.

[ Монтаж сцен ]

  • Мужчина выпрямляется, опирается на косу и вытирает пот со лба.
  • По дороге едет повозка, наполненная фруктами, тканями и мешками, из которых при резкой тряске высыпается немного муки.
  • Лотки вдоль улицы, женщина у одного из них выбирает ткани, мужчина у другого беседует с торговцем, через всю улицу несутся дети, гоняя собаку.
  • Вид на таверну, из которой, шатаясь, выходят двое мужчин в потрепанной одежде и смеются.

[ Конец монтажа сцен ]

Смена кадра

Мы видим крупным планом кубок. В него начинает литься тёмно-красная жидкость, и кубок наполняется до краёв. Резко схватившая его нетрезвая рука проливает почти половину вина на стол. Тут же другая рука начинает вытирать поверхность. Со всех сторон разносится шум и гам: кто-то разговаривает, кто-то истерично смеётся, другой кашляет, поперхнувшись то ли вином, то ли своим обедом, а особенно усердные последователи Диониса горланят песни. Камера отъезжает и демонстрирует помещение таверны, в котором и проходит “концерт”, способный применяться как оружие массового поражения. В самом углу сидят Зена и Габриель и спокойно едят свой обед, состоящий из говядины и вина. Вдруг те, кто уже успел погрузиться в сон, просыпаются от слишком высоко взятой ноты товарища и снова присоединяются к хору.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Камера фокусируется на Воительнице и ее спутнице.

Зена: (морщась от этих звуков) Знаешь, предсмертный визг гидры, по сравнению с ними, просто музыка для ушей.
Габриель: (приподнимает уголки губ) Уверена, что гидра была бы польщена.

Спустя пару минут Бард начинает оживленно что-то рассказывать, а Зена иногда кивает, гипнотизируя кусок мяса на своей тарелке. Она оставляет эти бессмысленные попытки, когда осознает, что восторженный щебет подруги прекратился. Королева Воинов поднимает взгляд и видит Сказительницу, которая, подперев рукой подбородок, смотрит на неё взглядом уже без прежнего энтузиазма.

Габриель: О чем я говорила?
Зена: О том (принимает невозмутимый вид), что тебе сказал Вирджил, что ему сказал один его друг, которому сказал какой-то чудак, что думает, что Земля круглая и вертится вокруг Луны... (Габриель открывает рот, чтобы возразить, но Воительница ее опережает) Нет! Погоди! Вокруг Солнца. Вертится вокруг Солнца! (откидывается на спинку стула с улыбкой победителя и делает глоток из своего кубка)
Габриель: Почему сразу чудак? Откуда тебе знать, что он неправ?
Зена: (пожимает плечами) Может и прав. Но будь Земля хоть треугольной, хоть квадратной, всё равно от этого здешний повар не станет менее бездарным.

С этим заключением она засовывает в рот еще один кусок неравномерно прожаренного мяса и показательно морщится. Габриель с подозрением переводит взгляд на свою тарелку.

Камера чуть отдаляется, и в кадре появляется небольшая группа людей: юноша и несколько мужчин постарше, которые ведут оживленную беседу за соседним столом.

Юноша: Говорю же, что слышал это собственными ушами.
Мужчина №1: Полно, парень. Когда это боги в последний раз одаривали нас своим присутствием.
Юноша: Лучше поздно, чем никогда. Так? Он сказал, что египтяне снова атакуют и что он поможет нам выстоять против них.

При последних словах парня, который сидит рядом со столиком Воительницы и Барда, те переглядываются. Габриель встаёт из-за стола, решая подойти к беседующим, тогда как Зена лишь поворачивается к ним одним корпусом.

Габриель: (обращаясь к юноше) Прости, ты сказал: “Он поможет выстоять против египтян”?

Парень разворачивается к ней и, найдя, наконец, заинтересованные уши, начинает рассказывать с новой энергией.

Юноша: Да. Он сказал, что те, кто пойдут за ним, спасутся, а остальных ждет смерть от руки египетских солдат.
Мужчина №2: Передай своему проповеднику, что у нас и свои боги есть.
Юноша: И где они? Большинство мертвы, остальных никто не видел и не слышал много лет.
Мужчина №3: Наш бог, Арес, сам поведет нас на войну против этих собак. Мы разобьем их, как и в прошлый раз.
Юноша: Почему ты так уверен в этом? Неужели Бог Войны сам тебе это сказал? (мальчишка поворачивается к собравшимся) Кто из нас вообще видел его после той битвы? (на лицах подруг промелькают маленькие лукавые улыбки, но они решают промолчать) А этот бог есть и предлагает нам свое покровительство. (на лицах некоторых начинает проскальзывать сомнение) К тому же он сам сказал, что Арес лишился своих сил, подтвердив слухи. Да и, в конце концов, откуда нам знать, что та победа не была случайностью?

Люди начинают спорить между собой. Кто-то соглашается с юнцом, кто-то продолжает настаивать на том, что им не нужен этот бог, и если египтяне нападут, то они сами пошлют их туда, откуда они выползли. В любом случае, расслышать что либо конкретное в этой какофонии голосов становится невозможным. Сказительница подходит к Зене, которая продолжает безучастно сидеть и потягивать вино из кубка.

Габриель: Ты думаешь о том же, о чем и я?
Зена: (отодвинув от себя тарелку) О том, что мы добавим эту таверну в список ”никогда не заглядывать”? (Бард одаривает её взглядом ”я серьезно”, на что Воительница закатывает глаза) Естественно мы пойдем посмотреть на этого себя-проповедника.

Смена кадра

Камера показывает небольшой храм. По обе стороны от ступенек в землю воткнуты копья, а на них, через одно, красуются черепа. Над дверьми скрещены два меча.

Смена кадра

Перед нами тёмный зал. Пол, стены и потолок полностью черные, однако огромное количество свеч, поставленных в углах, на алтаре и на люстре, свисающей с потолка, не дают помещению погрузиться в беспросветный мрак. Огни трепещут даже от малейшего ветра, грозя поджечь валяющиеся рядом свитки, которыми усыпан весь пол, стулья, алтарь – все горизонтальные поверхности. На стенах висит оружие и изображающие битвы и сражения картины. У стены на троне сидит Арес, закинув одну ногу через подлокотник и просматривая очередной свиток. Через несколько минут его лицо приобретает раздраженное выражение, и он швыряет пергамент к остальным. Бог Войны откидывается на второй подлокотник, уже практически лёжа на троне, и прикрывает глаза.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

[ Вспышка - сцены из прошлого ]

Надпись на экране: Олимп. Одну луну назад.

Камера демонстрирует огромную библиотеку. Арес копается в каких-то свитках, берет некоторые из них, быстро просматривает, отбрасывает и берет следующие.

Арес: (бурча себе под нос) Зачем тебе нужен был весь этот хлам, сестренка? Вместо того, чтобы записывать устаревшие стратегии Александра, могла бы оставить что-то действительно полезное. Или я один за столько столетий из всей своей дражайшей семейки попадаю в такие абсурдные ситуации? (спустя пару секунд) Причем регулярно.

Смена кадра

Бог Войны стоит в большом зале около стола, на котором тоже разложены куча свитков и карт, Арес перебирает их.

Арес: (ворчливо) Ну хотя бы ты, папочка, мог оставить своему любимому сыну парочку инструкций. Уже две недели копаюсь в свитках на Олимпе - а все Церберу под хвост.

Какой-то маленький кусок пергамента привлекает внимание бога, он внимательно читает его, чуть наклоняет голову.

Арес: Хм, что ж, не совсем то, что нужно, но может пригодиться.

[ Вспышка - конец сцен из прошлого ]

Арес критично осматривает бардак в своём большом зале храма на земле.

Арес: Да уж, было изначально гиблой идеей искать ответы тут, раз не нашел нужное на Олимпе.

Бог Войны поднимает руку и несколько мгновений сосредоточенно смотрит на неё, пытаясь сформировать энергетический шар, но у него ничего не выходит. Он вздыхает и вновь закрывает глаза. Внезапно слышится скрип массивной двери и неравномерные шаги вошедшего. Камера поворачивается, и мы видим мужчину, который постоянно спотыкается и пытается передвигаться так, чтобы не наступить на бесценные рукописи. Хотя, судя по тому, как небрежно они раскиданы, Арес иного мнения.

Жрец: (робким голосом) М..мой бог Арес.
Арес: Чего тебе?
Жрец: П..просто я подумал, что… (замолкая)
Арес: (начиная раздражаться из-за несвязной речи слуги) Что ты подумал?
Жрец: …что вы захотите знать. (Арес все так же “лежит” на троне с закрытыми глазами) Объявился какой-то прохвост. Он утверждает, что он… что он… бог. Говорит, что египетские солдаты вернутся и он единственный, кто может нас спасти. Он… он…
Арес: Продолжай.
Жрец: Он оскорбляет вас, господин. Ставит под сомнение вашу силу и храбрость. Прикажете отправить за ним солдат, господин?
Арес: (наконец открывает глаза и поворачивает голову к жрецу) Нет. Я сам справлюсь. (После небольшой паузы) Что-то ещё?
Жрец: Нет, господин.
Арес: (видя, что слуга всё ещё стоит, не зная, что ему делать) Можешь идти.
Жрец: Хорошо, господин.

Жрец кланяется и удаляется, все так же прикладывая все усилия, чтобы не задеть свитки, зачастую - безуспешно. Как только за ним закрывается дверь, выражение безразличия исчезает с лица Бога Войны, уступая место любопытству с опасными нотками злости в глазах.

Смена кадра

Панорамный вид площади. От разнообразия цветов кружится голова: мелькают то подолы красных, синих, оранжевых, зеленых платьев, то рубашки голубых, желтых, песчаных оттенков, то головы с рыжими, иссиня черными, каштановыми, золотистыми шевелюрами. Люди в задних рядах пытаются пробиться к центру, где находится небольшое возвышение. Они толкают друг друга, стараются протиснуться между стоящими впереди них крестьянами, но тщетно. Собралось так много народа, что даже иголку бросить негде. Камера фокусируется на двух фигурах в плащах, которые продвигаются с остальной толпой. Их лица скрыты капюшонами, но когда камера приближается, мы можем увидеть Зену и Габриель. Через некоторое время они останавливаются, вызывая этим недовольство шедших позади них мужчин и женщин. Бард встает на цыпочки и видит на том самом возвышении фигуру в белых одеждах, опирающуюся на какую-то палку.

Габриель: (настолько тихо, чтобы ее расслышала только Зена) Мне плохо видно, давай подойдем еще ближе.

Королева Воинов лишь молча кивает и пытается пробить плечом дорогу себе и подруге.

Беварасп: Дети мои! Я счастлив видеть, как много людей собралось сегодня здесь. Вы, погрязшие в грехе и лжи, одумались и пришли сюда, чтобы впустить свет в свои души. Посмотрите вокруг! Раньше вы изнывали от голода, бродя по грязным улицам в поисках пищи. Но эти времена прошли. Я принес с собой процветание и счастье. Познайте истину, сознайтесь в грехах. Отвернитесь от ложных богов. Вспомните, что они сотворили с вами. (слышатся бормотания в толпе) Разве вы хотите снова оказаться в нищете? (большинство людей начинают энергично отрицательно мотать головами) Разве хотите снова познать войну и разрушения? Потерять родных и близких в этой бессмысленной бойне?
Женщина №1: Нет!
Женщина №2: Конечно не хотим!
Мужчина №1: Что мы должны сделать?
Мужчина №2: Долой ложных богов! Девушка №1: Да, долой!

Народ взрывается подобными возгласами. Все, кому не лень, орут во всю мощь легких. Подруги напряженно переглядываются. Вдруг взгляд Зены фокусируется на ком-то в толпе, Габриель оборачивается туда, куда смотрит Воительница и видит другую фигуру в плаще, пробивающуюся к ним. Когда человек подходит достаточно близко, мы узнаем Ареса.

Арес: (легкомысленным тоном) Какая встреча. Не ожидал увидеть вас тут.
Зена: (отвечает в той же манере) Мы тоже. Что ты здесь забыл?

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Бог Войны делает удивленное лицо и разводит руками настолько, насколько это возможно при данном скоплении людей.

Арес: Меня тут поливают грязью, а я, по-твоему, должен пропадать на какой-нибудь римской вакханалии?
Зена: Мог бы остаться в одном из своих храмов. Как видишь, здесь тебе не очень рады. В любом случае, как ты вообще об этом узнал?
Арес: (пожимая плечами) Мой жрец сказал.

Бард, которая во время этого разговора пыталась рассмотреть продолжающего свои речи Бевараспа, дотрагивается до руки Зены, чтобы привлечь ее внимание.

Габриель: Смотрите. Он опирается на какое-то копье. Я просто не могу разглядеть…

Воительница щурит глаза и пристально смотрит на предмет, служащий опорой проповедника. Вдруг ее глаза расширяются от удивления.

Зена: (практически на одном дыхании) Копье Ра!

Бог Войны, который до этого стоял со скучающим видом, резко оборачивается и тоже начинает разглядывать копье.

Арес: Откуда, Цербер его сожри, оно у него? Зена и Габриель хмурятся, но не находят, что ответить.

Беварасп: Однако, война грядет, дети мои. Тысячи египетских солдат, облаченных в броню, сверкающую на солнце, вооруженные, злые и беспощадные. Они придут. Придут, чтобы убить ваших мужей, отцов, сыновей и братьев, придут забрать ваших женщин и детей, забрать ваше имущество, дома, еду. Придут забрать ваши земли. (толпа в ужасе смотрит на него) Но они ничто по сравнению со мной. Ни одно их оружие не сравнится с моей силой. Ни один из богов Египта не сможет мне противостоять.
Арес: (возмущенным тоном) Да кто он вообще такой?

Королева Воинов смотрит на лица людей, которые взирают на странного мужчину в белых одеждах с обожанием и бестолковыми улыбками.

Зена: (шепчет) Похоже на гипноз…

Зена переводит взгляд на подругу, она все еще стоит на цыпочках и сосредоточенно смотрит на возвышение. На ее лице странное выражение.

Зена: (кладет ладонь на плечо Барда) Габриель, с тобой все хорошо?
Габриель: Что? (отрывает взгляд от Бевараспа и поворачивает голову к подруге) Да, конечно. Просто мне показалось… Он тебе не кажется знакомым? (Воительница сжимает губы и качает головой. Сказительница снова отворачивается и продолжает вглядываться в лицо проповедника) Я словно его где-то уже видела. Только не могу вспомнить.
Беварасп: Грядет судный день, дети мои. Тот, кто пройдет через очищающее пламя и откроет мне свою душу, впустит в нее меня и мой свет, тот получит мою защиту. А те, кто предпочитают оставаться во тьме и погрязнуть в пороке, губя свою душу, заслуживают участи, которая их постигнет.
Арес: (не выдержав, кричит) И кто ты такой?

Зена бросает на него испепеляющий взгляд. Арес сжимает губы и опускает голову, желая скрыть лицо под капюшоном. Беварасп, даже не посмотрев в сторону кричащего, расплывается в блаженной улыбке, словно все это время только и ждал этого вопроса, запрокидывает голову и разводит руками, в одной из которых все еще держит копье.

Беварасп: (глядя в небо) В этих землях меня называют Дахок.

Камера показывает лица троицы, на которых написаны шок, злость и ужас.

Экран темнеет.

Экран светлеет.

Арес: (со злостью) Разрази меня Зевс! Дахок!

Бог Войны раздраженно бьет кулаком в свою ладонь и случайно задевает локтем рядом стоящего человека в толпе. Тот не удерживается на ногах и падает, зацепив соседа. Начинается суматоха, слышится ругань. Бога Войны кто-то толкает, и Арес собирается ответить на это действие, но Зена перехватывает его кулак.

Камера перемещается к Дахоку - он, наконец, поворачивается в сторону троицы и, приглядевшись, замечает их. На губах проскальзывает кривая усмешка, не то нервная, не то удовлетворенная. Он что-то шепчет и смотрит на Барда, которая, поймав его взгляд, вздрагивает.

Дахок: (поднимает руки, привлекая внимание людей) Дети мои! Вот что я скажу: здесь есть последователи ложных богов! Они скрываются среди нас, готовые в любой момент нанести удар, чтобы сохранить влияние и власть на ваши души.

Народ беспокойно озирается, поднимается гул недовольства и ярости.

Габриель: (тихо и завороженно) Зена, он...

Воительница оборачивается на голос подруги и прослеживает ее взгляд. Камера возвращается к Темному Богу.

Дахок: Пришла пора лишить их такой власти! (резко выбрасывает руку с копьем в сторону троицы) Вот они - прихвостни ложных богов! Схватите их!

Его движение отзывается волной в толпе. На какое-то время начинается давка: люди, стоящие около Темного Бога, пытаются прорваться назад, чтобы увидеть Воительницу, Барда и Бога Войны, в то время как задние ряды стараются своими силами окружить троицу и мешают первым рядам. У всех одинаковое выражение ярости и бессмысленности на лице.

Габриель: (обеспокоенно) Мне кажется, что...
Зена: Нам надо убираться.
Арес: Назовем это тактическим отступлением.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Трио разворачивается и мчится по улицам города, за ними следует народ. Некоторые преследователи уже прихватили вилы и косы. Воительница, Бард и Бог Войны забегают в переулок и оказываются в тупике. Камера демонстрирует довольно высокие стены домов.

Зена оборачивается. Камера следует за ее движением и показывает надвигающихся противников, которые отрезали выход. Королева Воинов поднимает голову и замечает множество веревок, натянутых между домами, на которых сушится белье. Прицелившись, Зена метает шакрам. Оружие рикошетит от стены, от лезвия косы в руках одного из преследователей, разрубает древко вил у другого, а затем, вновь отрикошетив от стены, срезает бельевые веревки и возвращается к хозяйке. На толпу падают простыни, задерживая движение и запутывая людей.

Зена: (вешает шакрам обратно на пояс, повернувшись к друзьям) Нам нужно забраться наверх. (Габриель) Ты первая.

Бард неуверенно смотрит на то, как ее подруга чуть приседает и кладет одну свою ладонь на другую.

Зена: Скорее!

Габриель одной ногой опирается на эту импровизированную ступеньку, другой отталкивается от земли, в этот момент Воительница резко встает и поднимает руки, придавая подруге дополнительный импульс. Бард взлетает, хватается руками за край крыши, подтягивается и забирается наверх.

Зена: (Аресу) Твоя очередь.

Она собирается повторить все тоже, что и с Габриель, но Бог Войны смеряет ее недовольным взглядом.

Арес: (ворчливо) Я еще не настолько стар.

Он самостоятельно совершает сальто и оказывается на крыше. Воительница усмехнувшись, следует за ним.

Теперь троица бежит, перепрыгивая с крыши на крышу, а толпа следует за ними по земле.

Арес: (задыхаясь от бега) Знаете, при любых других обстоятельствах я был бы ужасно рад такой воинственности, но сейчас (перепрыгивает с крыши на крышу) мне жаль, что они не последователи Элая.

В этот момент Бард спрыгивает на какую-то соломенную крышу, в которой оказывается скрытый люк, и она, вскрикнув, проваливается внутрь. Воительница, заметив это, подбегает к люку, мгновение смотрит в него, а затем решительно следует за подругой. Бог Войны с несколько растерянным выражением лица опускается на одно колено и заглядывает внутрь.

Арес: (взволнованно) Зена?!

В этот момент из люка появляется рука Воительницы, которая хватает бога за ворот жилета и увлекает за собой внутрь.

Смена кадра

Средний план двухэтажного дома с соломенной крышей, куда провалилась троица. Люди с вилами, палками и косами ходят по улицам недалеко от него, выискивая Зену, Габриель и Ареса.

Мужской голос №1: (за кадром) Они не могли далеко уйти, глядите в оба!

В этот момент из окон дома начинает валить густой дым, слышится треск горящей соломы.

Мужской голос №2: (подозрительно похожий на Ареса с интонацией констатации факта) Пожар! Пожар!
Женский голос:(подозрительно похожий на Габриель, но более взволнованный) Горим!

Народ сбегается к дому, который уже охвачен огнем. Некоторые тащат ведра с водой, чтобы потушить пожар, другие просто завороженно смотрят на пламя.

Камера поднимается вверх, общим планом демонстрируя толпу, собравшуюся перед горящим зданием, и улицу позади дома, по которой быстро удаляются три фигуры, скрытые плащами.

Действие второе

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Панорама храма, покрытого зелеными лианами. Камера приближается, и мы видим разрушенную статую Ареса, лежащую у входа.

Смена кадра

Внутри храма царит хаос, оружие, когда-то висевшее на стенах, теперь в беспорядке лежит на полу. Алтарь, на котором стоит металлическая чаша, в которой ярко горит пламя, залит кровью.

На возвышении расположен черный трон, украшенный черепами. На нем восседает Дахок, уже переодевшийся в красный балахон, и внимательно смотрит на группу своих фанатиков, что толпятся внизу. В углу храма несколько монстров разрывают кого-то на части. Слышно чавканье и хруст костей.

Приспешник: (подходит поближе к ступеням, которые ведут к трону, и опускается на колени) Повелитель, скоро эти земли будут принадлежать нам. Никто не в состоянии оказать Вам достойного сопротивления. В ряды вашей армии вступают все новые и новые люди.

Дахок медленно поворачивает голову набок, словно стремясь получше разглядеть своего слугу, а потом делает резкий взмах рукой. Из его кисти вырывается огненный шар, который отбрасывает фанатика к дальней стене. Он жив, но стонет от боли. Остальные молча наблюдают за происходящим.

Дахок: (встает и с шипением произносит) Я не настолько люблю лесть, чтобы терпеть откровенную ложь.
Приспешник: (пытается подняться, но кривится от боли и остается лежать) Мой повелитель, ни в одном моем слове нет ни капли лжи.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Дахок: (игнорируя его) Я не буду совершать прежнюю ошибку и верить в собственную неуязвимость, или силы собственной армии, только для того, чтобы мои планы были разрушены обычной смертной девкой. На этот раз я заранее уберу все важные фигуры противника с шахматной доски.
Приспешник: Господин, никто не посмеет выступить против Вас. Они слишком слабы и глупы для этого. Вы сможете победить любого, кто…

Дахок, не поворачивая к нему головы, сжимает свой кулак и приспешник, хрипя, хватается за горло, пытаясь вдохнуть воздух. Через пару мгновений он сначала теряет сознание, потом пару раз вздрагивает и умирает.

Темный Бог, безучастно посмотрев на его труп, снова переводит взгляд на слуг, которые с ужасом и благоговением смотрят на своего повелителя.

Дверь храма открывается, и фанатики в смятении оглядываются. Позади них оказывается мужчина средних лет, который, прорвавшись сквозь толпу, падает на колени перед троном Темного Бога.

Мужчина: Повелитель, той троице удалось сбежать (он бросает испуганный взгляд на Дахока, ожидая наказания, но тот лишь безучастно смотрит вдаль) Клянусь, что мы приложим все силы и поймаем их.
Дахок: Они и есть те, кто могут мне помешать достигнуть цели. Имена этих предателей вам прекрасно известны – это Зена, Габриель и бывший олимпийский божок Арес, который так любезно предоставил нам свой храм (среди фанатиков прокатывается легкий смешок). Вы упустили их сегодня в городе, нарушив мой приказ. Но я милостиво вам это прощаю и даю еще один шанс. Схватите их и приведите ко мне, я давно хотел поквитаться с ними (на его лице появляется неприятная улыбка). Но помните, что они опасные противники, и если вы их случайно убьете – ваш бог не будет особо на вас гневаться.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Бог бросает взгляд на монстров, которые, уже насытившись, внимательно слушают его, и протягивает в их сторону руки.

Дахок: Идите же, дети мои. Идите и сделайте то, на что не способна слабая человеческая плоть. Победите моих врагов во славу будущего царства Дахока!

Смена кадра

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Камера показывает небольшую, еле заметную тропинку, ведущую через заросли деревьев к заброшенной мельнице. Через мгновение на тропинке появляются бегущие Зена и Арес. Королева Воинов останавливается, замечая отсутствие подруги. Из-за деревьев нерешительным шагом выходит Габриель, постоянно оглядываясь. Бард явно в плохом состоянии: ее лицо бледное, в глазах читается тревога. Зена быстро подбегает к ней, хватает за руку и, что-то шепнув, тянет за собой. Бог Войны в это время активно жестикулирует, явно желая поторопить девушек.

Смена кадра

[ Монтаж сцен ]

  • Крупный план руки Зены, которая закрывает засов на двери;
  • средний план Ареса, который подпирает дверь каким-то мешком;
  • средний план: Зена быстро закрывает распахнутые оконные створки и смотрит в щель между ставнями на улицу.

[ Конец монтажа сцен ]

Габриель стоит посреди мельницы, отрешенно наблюдая за их действиями. Воительница оглядывается на нее, подходит к подруге и кладет руку ей на плечо.

Зена: (мягко) Габи, как ты?

Бард поднимает на нее взгляд.

Габриель: (шепчет) Дахок...

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Зена: (в ее глазах грусть и боль за подругу) Дахок. Но поверь, мы с этим справимся. Как всегда.
Арес: Я бы не был в этом так уверен.

Королева Воинов бросает на него испепеляющий взгляд, затем мягко подталкивает подругу сесть на импровизированную тахту, сложенную из мешков с мукой, расположенную у дальней стены напротив двери отгороженную досками.

Габриель: (глядя на Зену) Знаешь, я чувствовала его.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Зена: (напрягаясь) Дахока?
Габриель: (отстраненно) Да. Тот кошмар, помнишь? Он был в нем.

[ Вспышка - сцена из кошмара ]

Габриель охватывает яркое пламя, которое сжигает ее. Бард видит, как ее плоть плавится, а кости превращаются в пыль. Прежде чем сознание покидает ее, девушка слышит громкий крик ребенка.

[ Вспышка - конец сцены из кошмара ]

Габриель: (нервно усмехаясь) Ничего не кончено. Я думала, мы разобрались с этим, тогда. (мотая головой) Но нет, все возвращается, только (закрывает лицо руками) слегка меняет облик.
Зена: Эй (заставляет подругу посмотреть на себя)! Сколько бы раз нам не пришлось через это проходить, мы это преодолеем, ты и я. Вместе.

Габриель молчит. Воительница вздыхает.

Зена: Так, тебе нужно отдохнуть. Приляг.

Бард делает слабые попытки возразить, но Королева Воинов почти насильно укладывает ее. Затем целует подругу в висок, смотрит на Барда, качает головой и отходит к Аресу, стоящему у окна и неодобрительно наблюдающему эту сцену.

Арес: (кивая на Габриель) Не самое лучшее время для встреч с моим племянником Морфеем.
Зена: Ей нужно отдохнуть, для нее это серьезное испытание.
Арес: (скептически) Полагаю, она уже взрослая девочка, воин и должна держать себя в руках.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Зена: (начиная раздражаться) Полагаю, ты (тыкает в него указательным пальцем) не знаешь и тысячной доли того, что Габриель пережила из-за Дахока. Так что ей нужно прийти в себя и отдохнуть.
Арес: Отлично (меняя тему разговора), пока наш маленький бард спит, предлагаю подумать о сложившейся ситуации. (разводит руками) Что будем делать с Дахоком, Тартар его поглоти?

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Зена: Это было бы отличным выходом из ситуации.
Арес: Боюсь, Тартар просто не переварит его. (вспомнив что-то, хмурится и бьет кулаком по ставне) А я теперь еще и лишен божественных сил и не могу ему противостоять.

Он отходит от окна и начинает нарезать круги по помещению.

Зена: (резко) Может, прекратишь? У меня из-за тебя уже голова начинает кружиться.
Арес: (бормочет) Я хоть что-то пытаюсь сделать.
Зена: (саркастично) Да, твой забег по комнате явно приближает нашу победу.
Арес: (останавливается и отвечает ей в точно таком же тоне) Я всегда могу прилечь поспать, как твоя подружка. Очевидно, это каким-то образом должно решить нашу проблему. Утро вечера мудреней. Или как вы там говорите?
Зена: (разводит руками) Ну, давай. Ошарашь меня своими гениальными идеями, которые пришли тебе в голову, пока ты пытался побить олимпийские рекорды.

Бог Войны сперва раздраженно сверлит женщину тяжелым взглядом, а потом обреченно вздыхает и опускается на стол.

Арес: Ничего. Абсолютно ничего не могу придумать. У меня в рукаве нет ни одного божественного козыря. И, если только у тебя не завалялось где-то еще какое-то могущественное оружие, то нам конец.
Зена: (с ложной бравадой) Если бы я думала так каждый раз, когда оказывалась в безвыходной ситуации, то не выиграла бы ни одной битвы.
Арес: Настоящий полководец знает, когда ему нужно отступить.
Зена: Никогда не считала тебя пессимистом, Арес, и мы не имеем право на отступление.
Арес: Я всего лишь реально оцениваю наши шансы, Зена.
Зена: Но в прошлый раз нам удалось его победить, а ситуация была также не особо приятной.
Арес: В прошлый раз у моего братца было подходящее оружие, которое он, конечно же, не удосужился нам оставить. А у Дахока не было волшебного копья.
Зена: Копье!
Арес: Ну, да, такая длинная штука с острым концом, которым нужно тыкать в других людей. Это еще и наполнено магической энергией.
Зена: (раздраженно закатывает глаза) Я имею в виду, что мы должны забрать у него копье, умник. Это сразу же лишит Дахока части сил и даст нам хоть какой-то шанс.
Арес: (кивает) Да, это решает много проблем. Кроме одной – как нам вообще его отобрать, потому что, уверен, он способен легко вытереть нами пол. Не думаю, что Дахок отдаст нам его просто так, даже если мы очень сильно попросим.
Зена: (задумчиво) Мы могли бы попытаться его украсть.
Арес: Поверь, мой опыт общения с этим существом (вздрагивает) говорит о том, что к нему лучше не приближаться, если у тебя нет за пазухой того, что может его убить.
Зена: Значит, нужно действовать так, как я не люблю. Олимпиец вопросительно приподнимает бровь. Камера перемещается к Габриель, которая, кажется, уже заснула.

Смена кадра

Камера показывает оливковую рощу, среди деревьев проглядывают лучи закатного солнца. Изображение отдаляется, и на горизонте мы видим возвышающиеся белые колонны, украшающие храмовую постройку.

Надпись на экране: Храм Ареса.

К зданию начинает медленно приближаться камера.

Голос Дахока:(за кадром, твердо и громко) Дети мои...

Смена кадра

Действие продолжается внутри Храма, посреди зала мы видим уже знакомый нам алтарь с запекшейся кровью и рунами, которые явно вырезали недавно. У алтаря стоит Дахок, по обе руки от него - двое крепких мужчин в доспехах, вооруженные мечами, а перед ними полукругом стоят несколько десятков крестьян - мужчины и женщины молодого и среднего возраста. Все они, замерев, внимательно смотрят на бога.

Дахок: (продолжает реплику) Я попросил вас собраться здесь, ибо вы были избраны положить начало великой эры процветания и благополучия... (намеренно делает паузу)

Публика удивленно переглядывается друг с другом, кто-то завороженно вдыхает, а затем все синхронным движением снова обращают внимание на бога.

Дахок: (артистично размахивает руками, подкрепляя свои слова жестикуляцией) Время олимпийских богов давно ушло, как и ушла ваша вера в их могущество. Египетский пантеон слаб и жалок, жалок настолько, что не может дать вам и ничтожной части того, что вы получите, благодаря моему огню очищения и обновления, который снизойдет на эти земли и избавит мир от греха и порока. Все те, кто примкнет к храму моей веры, будут жить в достатке и процветании. Не будет больше болезней, голода и войн. Дети получат образование, каждый мужчина - достойную должность, а женщина - достойного мужчину. Старики избавятся от недугов. Мы придем к всеобщей гармонии и бесконечной любви.

Камера демонстрирует крестьян, их глаза с каждым словом Дахока мутнеют, зрачки расширяются, почти полностью перекрывая радужку глаза. Они берутся за руки, выстраиваясь в цепочку.

Дахок: (удовлетворенно смотрит на них) Готовы ли вы, бесстрашные последователи культа священного пламени, положить начало эпохи счастливого человека, во благо и процветание наших потомков? Готовы ли отдать малое, взамен получив безгранично прекрасное?

Люди утвердительно кивают головами. Один из стражников Дахока кладет в руку первому в цепочке мужчине кинжал, тот поднимает его вверх на вытянутой руке так, чтобы луч уходящего солнца отразился от клинка ярким бликом, озарив напоследок всю залу.

Внезапно внутри становится темно, но не более чем на мгновение, - тут же у Дахока вспыхивают глаза, а затем по периметру помещения загораются красным огнем факелы. На фоне начинает играть музыка:

[ От авторов: рекомендуем включить аудиозапись - “РусШВС 7.10 Зена - Королева Воинов - тема Дахока” ниже: ]

Человек с кинжалом опускается на колени, подносит клинок к шее и уверенным движение рассекает себе горло. Дахок бросает одобряющий взгляд, подходит к нему, обвивает ладонью кровоточащую рану и запрокидывает его голову наверх. Вскоре тело мужчины становится совсем ватным, и бог отпускает его. Следующая женщина в цепочке поднимает с пола ритуальное оружие и без колебаний перерезает свою артерию.

[ От авторов: рекомендуем выключить аудиозапись “РусШВС 7.10 Зена - Королева Воинов - тема Дахока” ]

Смена кадра

Камера, двигаясь по кругу, показывает окровавленные тела, лежащие на полу, а затем фокусируется на Дахоке, который вбирает в себя силу последней жертвы этого обряда. Сделав глубокий выдох, он разжимает горло юной женщины, проводит рукой по своим губам, потом наклоняется за кинжалом и бережно вытирает его тканью, которую протянул ему один из стражей.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Бог кидает оценивающий взгляд на тела на полу, приподнимает полы балахона и переступает через один из трупов, двигаясь к стене залы. Он подходит к факелу и протягивает руку внутрь его пламени, удерживая там ладонь. Спустя некоторое время он убирает руку из огня и осматривает ее, не обнаруживая никаких признаков ожога.

Дахок: Прекрасно.

Смена кадра

Слышится уханье филина, которое заглушается криком еще какой-то хищной птицы. Камера показывает неподвижные лопасти ветряной мельницы на фоне ночного звездного неба. Изображение плавно перетекает внутрь постройки.

Зена и Арес молча сидят за столом. Воительница потирает лоб рукой и смотрит в сторону. Камера прослеживает ее взгляд, углубляясь в отгороженную досками часть помещения, где на импровизированной тахте, сложенной из мешков с мукой, спит Габриель.

Смена кадра

Крупный план лица Габриель: ее губы плотно сжаты, ноздри раздуваются от прерывистого, но глубокого дыхания, на лбу выступают капли пота. Она нервно перебирает ногами, как-будто пытаясь убежать.

Габриель: (еле слышно, одними губами) Я уйду... пожалуйста... дай мне уйти.

Сказительница несколько раз переворачивается с боку на бок, а затем резко открывает глаза.

Смена кадра

Габриель приподнимается, опираясь на руки. Камера чуть отдаляется, и мы видим, что она находится в пустом темном храмовом зале на алтаре. Сказительница опускает взгляд на свои ладони, касающиеся каменной поверхности - её пальцы испачканы кровью. Она вскрикивает, оглядывается по сторонам - никого. Затем пытается слезть на пол, но у нее не получается, будто что-то удерживает девушку и не отпускает с жертвенника.

В это время факелы, расположенные по периметру помещения, загораются один за другим. Пламя неестественным образом начинает сочиться от факелов к центру зала - к алтарю. Глаза Габриель наполняются ужасом и отчаянием, она притягивает колени к груди и вжимает голову в плечи.

Габриель: (она хочет закричать, но голос срывается на хрипоту) Нет! Прошу, не надо.

Когда огонь подбирается почти вплотную к ней, пламя вспыхивает, образуя кольцо вокруг и ослепляя женщину так, что ей приходится щурить глаза.

Голос Дахока:(он за внешней стороной огненной преграды) Не сопротивляйся, Габриель. Прими мой дар.
Габриель: (почти беззвучно, одними губами) Пожалуйста, отпусти... не снова... только не опять...

Дахок сквозь огонь проходит к жертвеннику и склоняется над Бардом, та в оцепенении смотрит на него. Она не может шевелиться и говорить. Бог укладывает ее на спину на алтаре, проводит ладонью по щеке и губам, а затем опускает руку на бедро Барда, медленно задирая ее юбку и обнажая ногу. Дыхание Габриель учащается, но у нее совсем нет сил сопротивляться.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Дахок: (притягивает второй рукой ее голову к своему лицу) Ты врата, путь, источник...

Бог целует Габриель в губы, крепко прижимая к себе. Они оба растворяются в огненной вспышке.

Смена кадра

Габриель оказывается посреди ночного леса: поднимает голову и пристально смотрит на звезды. Затем облегченно выдыхает, падает на колени, закрывает ладонями лицо и истошно протяжно кричит. Наконец, взяв себя в руки, Бард поднимается и всматривается в лесную даль: между деревьями виднеется водная гладь, отражающая звездный свет. Сказительница бежит в направлении водоема.

Несколько мгновений спустя она на берегу довольно широкого ручья, наклоняется и жадно пьет из него воду. После женщина садится на массивный валун у берега, методично вдыхая и выдыхая воздух. Она кладет себе руку на грудь, желая успокоиться и привести дыхание в норму, затем спускает руку ниже.

Габриель: (в ужасе) Что за...

Она опускает глаза, замирая в шоковом исступлении: ее ладонь лежит на заметно округленном животе, характерном для 6-7 месяца беременности. Девушку начинает панически трясти, Габриель пытается подняться с камня, еле сохраняя равновесие.

Женский голос:(доносится из ручья) Габриель...
Габриель: (вертит головой) Что?

Бард смотрит в ручей, оттуда появляется водный дух в обличье женщины, которая на половину стоит в воде, одетая в растрепанный сине-зеленый балахон.

Водный дух: Ты носишь ребенка...

Габриель закрывает глаза.

[ Видение из прошлого ]

3.05 Посланник

Сказительница сидит на опушке, вокруг нее вьются три лесных духа.

Лесной дух: Ты носишь ребенка, который установит новый порядок. Ребенка Тьмы…

[ Конец видения из прошлого ]

Крупный план на лицо Габриель, она водит головой из стороны в сторону, а затем резко разворачивается, собираясь бежать. Но дух успевает схватить ее одним быстрым движением и увлечь с собой под воду.

Смена кадра

Габриель просыпается на мельнице и сразу хватается за живот - он выглядит как прежде, без каких-либо признаков беременности. Бард встает с мешков, трясет головой, словно пытаясь прогнать прочь мучавшие ее кошмары. Видя вокруг себя знакомую обстановку, она, кажется, немного успокаивается.

Габриель: Зена!

Не услышав ответа, девушка встревоженно еще раз зовет подругу, но в ответ также - тишина.

Габриель: (паникуя) Зена!.. Арес!

Бард подбегает к столу, за которым сидели ее друзья - никого из них нет. Она устремляется к выходу, открывает дверь и выглядывает наружу, вновь окликая Воительницу. Габриель снова входит внутрь, дверь с грохотом захлопывается сразу за ней. Женщина вздрагивает, подходит к столу, берет с него бурдюк с водой и начинает пить. По ее лицу, вокруг рта скапливаются капли красной жидкости. Сказительница утирает лицо рукой и видит на ней кровь, мгновенно отбрасывает со злостью бурдюк в сторону. Он попадает в настенное зеркало, и то покрывается паутиной трещин, а один осколок падает на пол.

Габриель делает пару шагов к стене, поднимает осколок на уровень своих глаз. Глядя в него, она замечает позади себя два лежащих на полу истерзанных тела. Женщина медленно оборачивается, камера чуть приближается, и мы узнаем в этих телах Ареса и Зену. На лице Барда выступает испарина, она жадно глотает воздух и уже было делает рывок в сторону друзей, как ее кто-то останавливает, хватая за плечо и разворачивая обратно.

Прямо перед Бардом из зеркала выходит Надежда. Она выглядит в точности как Габриель из третьего сезона: с длинными волосами, прямой челкой, одетая в зеленый топ и песочного цвета юбку.

Надежда:(подмигивая) Привет, мамочка.

Смена кадра

Сказительница просыпается на мешках с мукой и остается неподвижно лежать с широко открытыми глазами.

Изображение затемняется.

Действие третье

Вид сверху на Габриель, лежащую на мешках с мукой. Девушка крепко зажмуривает глаза, а потом резко открывает их.

Габриель: (часто дыша, шепчет) Это был сон. Просто сон. Кошмарный, ужасный, но сон.

Она прислушивается к звукам. Вокруг царит тишина, не считая стрекота сверчков. Девушка хмурится и поворачивает голову на бок, но ничего не видит из-за абсолютной темноты.

Габриель: (осторожно и немного испугано) Зена? Зена, ты здесь?

Она делает паузу, ожидая ответа, но мы по-прежнему слышим только сверчков, звук которых стал на несколько тонов выше.

Габриель: Арес? Это не смешно.

Девушка встает с импровизированной кровати и делает несколько шагов вперед, но спотыкается и падает на пол, приземлившись на что-то мягкое. Кто-то берет ее за руку и помогает подняться.

Габриель: (с облегчением) Ох, я такая неуклюжая. Спасибо огромное.
Женский голос:(ехидно) О, всегда пожалуйста, мамочка. Зачем еще нужны дети.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Вокруг них зажигаются факелы и Габриель, резко повернувшись, видит перед собой Надежду. Бард вырывает свою руку из ладони дочери и делает несколько шагов назад, осматриваясь. Она находится на поляне перед ветряной мельницей, в которой они остановились. Но теперь здесь есть и старый каменный алтарь, поросший мхом, вокруг которого стоят люди в балахонах, их лица не видны из-за одетых капюшонов. В руке каждого – горящий факел.

Габриель: Где Зена?
Надежда: (хитро улыбается) А ты как думаешь?
Габриель: (более уверенно) Где Зена?!
Надежда: Там, где положено быть такой сучке, как твоя подружка.

Люди с факелами вокруг них глухо смеются.

Габриель: (громко кричит) Зена! Арес! Тартар вас побери, отзовитесь!
Надежда: О-о-о-о, Тартар очень скоро покажется всем вам избавлением. Но пока я бы на твоем месте начала свои поиски с мест более близких.

Габриель кидает на нее раздраженный взгляд и бросается вперед, пытаясь прорваться через людей в балахонах к ветряной мельнице. К удивлению Сказительницы, они легко расступаются, пропуская ее.

Камера показывает, как девушка забегает внутрь мельницы, но та пуста. Бард оглядывается вокруг, но замечает только меч Бога Войны, лежащий на столе.

Габриель: (шепчет) Арес… (она резко поворачивается и видит Надежду, которая стоит позади нее и с любопытством смотрит) Что ты сделала с ним?
Надежда: (со смешком) Абсолютно ничего. Дахок и я больше не нуждаемся в его услугах. Он не принесет пользу моему отцу, а мне не нужны объедки с чужого стола. (ее тон становится более грубый и властный) Если ты закончила с пробежками, мамочка, давай перейдем к делу.
Габриель: (качает головой) Нет-нет, я не хочу иметь с вами ничего общего.
Надежда: Но у меня для тебя есть маленький подарочек.

Богиня поднимает руки и в ее ладонях образуются два сгустка темной энергии. Прежде, чем Бард успевает что-то сделать, Надежда обхватывает руками голову Габриель. Девушка громко кричит, пока энергия охватывает ее, а потом впитывается в тело.

Смена кадра

Внутри ветряной мельницы. Зена сидит на стуле, опершись локтями о стол и задумчиво трёт подбородок, Арес сидит напротив нее, выжидательно глядя на Воительницу. Его меч лежит на столе, ровно в том же месте, что и в видении Габриель.

Арес: (нарушая царящую тишину) Итак, “нужно действовать так, как я не люблю”, - что ты имела ввиду?
Зена: Нужно воспользоваться старым действенным планом. Геракл же его уже побеждал, значит и мы сможем.
Арес: Только есть одна крохотная загвоздка. В прошлый раз мистер Мускулистый и Героический использовал для этого особую волшебную цацку.
Зена: (со смешком) Удивительно, что ты знаешь такие подробности. Учитывая, что ты не особо желал помогать Гераклу в этой битве.
Арес: Мне вполне хватило общения с Дахоком. На всю свою оставшуюся жизнь. А что касается знаний, то мне, знаешь ли, несколько тысячелетий, и я успел поднатореть кое в каких вопросах. В том числе, в магических артефактах, которые можно использовать для собственного блага.
Зена: (становится серьезной) Нам не помешал бы еще один такой камень. Как он работает?
Арес: (потирает бородку) Все живые существа - это сгустки энергии, наделенные разумом и запертые в физической материальной оболочке. За всю жизнь человека эта энергия прочно срастается с разумом и после смерти освобождается от физической оболочки - смертные называют ее душой. И именно такая энергия используется во время регенерации поврежденных участков. Боги отличаются от смертных количеством этой энергии. Ее у них в тысячи раз больше, и она не помещается в ограниченной телесной оболочке, начинает распространяться во вне, становится открытой для использования, отсюда и энергетические шары, перемещения в эфире и так далее... А эта линза, камень особой огранки, фокусирует солнечные лучи таким образом, что на выходе создается волна, которая благодаря божественной природе кристалла, может настраиваться на частоту вибраций - энергетических волн, испускаемых бессмертным существом. Когда волна, испускаемая камнем, наложилась на вибрации Дахока, энергия перераспределилась в пространстве таким образом, что покинула тело этой твари и рассеялась во вне. (вздыхая) А смертные как всегда все свалили на Силу Любви и Света... (хмурится, а после ловит на себе странный взгляд Зены) Что?
Зена: Проще говоря, нужно пропустить луч Солнца через камень и направить на Дахока?
Арес: (несколько раздраженно) Если тебе нравится объяснение для первого класса школы богов, то да.
Зена: Отлично. (поднимает бровь) И ты не знаешь, где мы можем найти этот кристалл?

Бог Войны разводит руками.

Арес: Не имею ни малейшего понятия. После того, как ко мне вернулись мои силы, отобранные Дахоком, я отправился заниматься своими делами, которых у меня накопилось просто огромное количество. (рассеянно машет рукой) Ну, а Геракл с компанией отправились отмечать свою победу и не особо позаботились о сохранности оружия, полагая, что с Дахоком покончено. (иронично) Герои такие герои.

Камера показывает Воительницу, она в шоке смотрит на Ареса, затем качает головой, жмурится и начинает тереть виски.

Зена: Итак, у нас есть вернувшийся Дахок, который собрал очередную армию фанатиков и собирается воплотить свою идею завоевания мира, копье Ра, которое находится у него, отсутствие у тебя божественных сил, а у меня - способности убивать богов. И, кроме того, мы понятия не имеем, где находится единственное известное нам оружие, способное остановить Дахока. (закрывает лицо ладонью) Просто замечательно.
Арес: (пожимая плечами, хмуро) День не задался с самого начала.

Смена кадра

Мы видим густой лес, в котором царит полная темнота. Слышны звуки чьих-то шагов, хрустят ветки.

Камера двигается дальше, пока не останавливается на небольшой полянке, освещенной только лунным светом. На поляне появляется один из монстров Дахока, он грузно опускается на передние лапы и нюхает землю, после чего резко вскидывает голову и рычит. Его морда поворачивается в сторону.

Камера следует за его взглядом, и мы видим старую мельницу, внутри которой горит свет.

Смена кадра

Вид на мешки с мукой. Камера медленно перемещается по ним и останавливается на спящей Габриель, которая периодически вздрагивает всем телом. Вдруг Бард резко открывает глаза, садится на месте и хватает ртом воздух. Она смотрит по сторонам и осторожно встает.

Голос Зены: (за кадром) Аляляляля-ши-я!

Габриель выхватывает свои саи и бежит по направлению звука. У входа в мельницу она видит Зену, которая поочередно блокирует удары троих крестьян. Двое из них орудуют вилами, а третьему удалось где-то раздобыть меч. Одним резким ударом клинка Воительница ломает вилы пополам, бьет ногой растерявшегося мужчину в солнечное сплетение, опрокидывая его на второго противника с вилами, и одновременно успевает заблокировать целящийся ей в голову меч своим.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

В нескольких метрах от нее Арес, окруженный очередными крестьянами, пытается вырваться из кольца. Один враг замахивается своей палкой и после того, как Бог Войны уклоняется, попадает своему же товарищу по голове, а затем вырубается от удара по лицу локтем нанесенного Аресом, который уже успел выпрямиться. Оставшихся двоих олимпиец резко хватает и сталкивает лбами друг о друга. Услышав “воинственный” крик, Бог Войны оборачивается, и мы видим несущегося на него человека с поднятым над головой стулом.

Арес: (немного в шоке от такой сцены) Какого Цербера?..

В оцепенении Бог Войны чуть не пропускает удар, но отойдя, наконец, от шока, успевает схватиться за ножки стула, который его владелец теперь выставил перед собой. Арес тянет ножки на себя, затем резко отталкивает, избавляя предмет от хватки крестьянина, который, согнувшись от следующего удара стулом в живот, получает еще один удар по затылку и падает без сознания. Отбросив предмет, Бог Войны смотрит в направлении Зены, которая рассматривает валяющихся без сознания людей.

Арес: Не армия, а какая-то пародия.
Зена: (оглядывает лежащих поверженных противников пустым взглядом) Они просто крестьяне. (задерживает взгляд на телах на пару минут, затем поднимает голову и видит приближающуюся Габриель) Ты в порядке?
Габриель: Я…

Но договорить Бард не успевает, так как в этот момент до троицы доносятся крики людей, смешанные с нечеловеческим ревом. Все трое оборачиваются и видят еще одну толпу крестьян, которая в этот раз значительно больше первой, и среди них они замечают монстров со змеиными хвостами и человеческими туловищами, покрытыми чешуей, а идущий из ноздрей дым явно не добавляет им дружелюбности.

Габриель: (поравнявшись с подругой и Богом Войны) Что это за твари?
Арес: (с отвращением) Ручные питомцы Дахока, кто же еще.
Габриель: Да, но откуда они взялись?
Зена: (хмурое до этого лицо проясняется) Помнишь что он сделал с Крафстаром?
Габриель: Значит, они были людьми? Это ужасно.
Арес: Ключевое слово “были”. (выхватывая меч из ножен) Если мы их сейчас не убьем, (красноречиво смотрит на выпускаемый из пастей монстров огонь) то превратимся в недожаренный обед.

Сказительница переводит тяжелый взгляд с него на надвигающихся людей и сжимает в руке саи, а Зена и Арес пару раз прокручивают в руках свои мечи. Между ними и последователями Дахока стремительно сокращается расстояние, и вот уже самые решительные из атакующих нападают на троицу, выставив вперёд свое импровизированное оружие: вилы, лопаты, подсвечники, швабры, косы и даже сковородки.

Камера фокусируется на Воительнице. Первого своего противника Зена бьет ногой сначала по руке, выбивая из нее палку, а потом - в живот и по лицу для полного нокаута. Затем Королева Воинов быстро делает несколько шагов назад, так как на нее надвигаются два новых врага: один с кухонным ножом, другой - с лопатой. Лопата прорезает воздух и проносится у Воительницы над головой. Вовремя наклонившись, она плоской стороной меча наносит удар незадачливому “садоводу” по ногам, и тот летит на землю. Его друг делает выпад ножом, который Зена блокирует свободной рукой и одновременно бьет мужчину по лицу рукоятью своего клинка. Наклонившись, Воительница, забирает нож, выпавший из рук крестьянина, и, прицелившись, метает. Кухонный предмет попадает находящемуся позади монстру в грудь и отскочив от чешуи, как от брони, падает.

Зена: Тартар!

Человек-змей лишь недовольно шипит и выпускает из пасти огонь. Воительница с легкостью уклоняется и отбивает атаку нескольких последователей Дахока, с опаской поглядывая на монстров, которые продолжают приближаться.

Камера перемещается, демонстрируя Ареса, который блокирует выпады мужчины, который весьма неплохо орудует кочергой, как мечом. Наконец, выбив предмет из его руки, Бог Войны бьет его в солнечное сплетение, а затем и в челюсть. Арес смотрит на надвигающуюся друг за другом четверку крестьян и, недолго думая, берет лопату у лежащего на земле без сознания горе-воина.

Арес: Спасибо, приятель. Олимп тебя не забудет.

Бог Войны, развернув лопату рукоятью к противникам, метает ее наподобие копья. Орудие пролетает несколько метров и ударяет в грудь впереди стоящего крестьянина. Он валится назад, сбивая с ног своих товарищей. Арес с решительным видом подбегает к ним и без долгих раздумий бьет ногой каждого по голове, вырубая.

Голос Зены: (за кадром) Арес, осторожно!

Мимо Бога Войны резко проносится шакрам и, обернувшись, он видит падающего на землю крестьянина с топором. Диск рикошетит от головки чьего-то молотка и, сломав по пути парочку вил и лопат, возвращается к хозяйке. Арес коротко ей кивает и принимается за следующего последователя Дахока.

Камера поворачивается, и мы видим Габриель. Она отбивается от двоих крестьян, блокируя удары саями. Одного из них она бьет ногой в голень, и, когда тот падает на колени, вырубает его ударом сапога в лицо. Второго противника Сказительница ударяет рукояткой сая и с каким-то усталым взглядом смотрит на троих новых приближающихся к ней врагов, которые перекладывают свое оружие то в правую, то в левую руку и топчутся в нерешительности. Затем, словно легким взмахом руки, нерешительность пропадает из их взглядов, и они бросаются на Барда. Одного она сразу вырубает ударом в челюсть и продолжает сражаться с его двумя товарищами.

Крупный план на лицо Габриель. Вдруг она отступает на пару шагов, прикладывает пальцы к вискам и, зажмурившись качает головой. Девушка открывает глаза и смотрит полностью потерянным взглядом. Однако крик противника приводит ее в реальность, и Бард в последнюю секунду успевает заблокировать опускающуюся ей на голову швабру.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Сказительница бьет ногой по древку, ломая его пополам, затем наносит удар мужчине в бок и толкает крестьянина на его товарища, опрокидывая обоих. Габриель замечает абсолютно безоружного, однако довольно внушительной массы мужчину, который несется прямо по направлению к ней. Вскидывая перед собой кулаки с зажатыми в них саями, она готовится дать отпор очередному последователю Дахока из, казалось бы, бесконечной толпы. Но вдруг девушка замирает, ее руки опускаются. Бард смотрит прямо перед собой абсолютно безучастным и пустым взглядом. Мужчина бьет ее в лицо и Габриель падает.

Зена: Габриель!

Воительница пинком отбрасывает соперника, вкладывает меч в ножны, затем с характерным боевым кличем совершает свой фирменный прыжок с переворотом и приземляется перед подругой, все еще лежащей на земле и ее противником. Зена наносит удары мужчине по лицу то правым, то левым кулаком, затем, схватив его за ворот двумя руками бьёт противника лоб в лоб, после чего крестьянин теряет сознание. Воительница отбрасывает его в сторону и с тревогой в глазах оборачивается к неподвижно лежащей Сказительнице. Королева Воинов опускается на колени рядом с Габриель, приподнимая подругу и поддерживая её в сидячем положение, обхватив рукой спину Барда.

Зена: Габриель… (никакого ответа) Габриель, очнись. (нежно проводит рукой по ее щеке) Давай, Габриель.

Вдруг Сказительница резко распахивает глаза. Зена улыбается и собирается помочь ей подняться на ноги, но в этот момент Бард неожиданно резко выбрасывает руку с саем рукояткой вперёд, пытаясь нанести удар подруге, но Королева Воинов уклоняется. Воительница встает и недоуменно смотрит на тоже поднявшуюся Габриель. Та снова замахивается на Зену, на этот раз - острием сая. Королева Воинов лишь отскакивает назад.

Зена: Габриель, что с тобой? Это я! (уклоняется от очередного выпада) Опусти оружие! (снова удар) Что ты делаешь? Габриель!

Но Бард совершенно не обращает внимания на ее слова и продолжает нападение. Краем глаза Зена замечает приблизившихся монстров. Сказительница оборачивается и тоже видит их.

Габриель: (поочередно указывает саем на Зену и Ареса) Убить их!

Воительница и Бог Войны только и успевают недоуменно переглянуться, потому что в следующую секунду в них летят огненные шары, от которых они с трудом уворачиваются.

Арес: Зена, что опять не так с твоей подружкой? Обычно желание меня убить она держит при себе. (несмотря на саркастичный тон, у него очень серьезный взгляд. Зена открывает рот, чтобы что-то съязвить в ответ) Осторожно!

В Королеву Воинов ударяет огненный шар, который сбивает ее с ног, но она быстро поднимается, уворачивается от еще одного и отряхивает свой костюм, который, после прошлого столкновения с фаерболом, слегка задымился.

Зена: Уходим.
Арес: Полностью поддерживаю.

Защищаясь от летящих в них огненных шаров мечами и заодно отбиваясь от надоедливых крестьян, им удается прорваться через толпу и последователям Дахока приходится продолжить свое преследование уже в лесу.

Смена кадра

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Экран светлеет. В кадре полная луна, затянутая облаками.

Слышится чье-то тяжелое дыхание.

Голос Зены: (за кадром, шепотом) Прекрати. (камера опускается) Иначе нас найдут.

В кадре появляется Арес. Бог Войны стоит, нагнувшись и опершись руками на колени, и тяжело дышит. Мужчина морщится и поднимает голову.

Арес: (шипит) Если нас и найдут, то это будет не моя вина…

Камера отдаляется, и мы видим Зену. Королева Воинов сидит на корточках за кустарником, пытаясь что-то разглядеть через листву.

Арес: (тяжело вздыхает, более спокойно) Я всегда подозревал, что у твоей подружки не все дома. (снова вздыхает) Рад, что одно из моих предположений подтвердилось.

Зена, играя желваками, поворачивает голову и пронзительно смотрит на Бога Войны. Арес выпрямляется и выставляет руки вперед, в примирительном жесте. Королева Воинов еще несколько мгновений смотрит на мужчину, затем возвращается к наблюдению. Бог Войны прикрывает глаза и протирает лоб рукой, после чего приседает рядом с Воительницей на корточки.

Арес: (шепотом) Дело - дрянь. Дахок обзавелся новыми домашними зверьками. (начинает рассуждать) И я бы даже согласился присмотреть за ними, если мы… (запнувшись) когда (делает ударение на слове) мы отправим его куда подальше, но учитывая все обстоятельства и то, что их ужином должны были стать…
Зена: (шипит) Заткнись!

Бог Войны садится на одно колено и, опирается локтем о другое, рукой прикрыв глаза. Зена осматривается вокруг. Королева Воинов останавливает взгляд на чем-то и щурится, после чего чуть согнувшись идет вперед. Воительница замечает небольшую пещеру.

Зена: Эй.

Арес поднимает голову и смотрит на Воительницу. Женщина кивает в направлении пещеры. Бог Войны идет следом.

Затемнение экрана.

Экран светлеет.

Камера дает обзор пещеры: небольшая, вдоль стены лежат пару валунов. На одном из них сидит Арес. На против, спиной к Богу Войны, стоит Зена, оперевшись руками о стену и опустив голову.

Арес: (зло, смотрит на руки) Отсутствие сил все больше начинает раздражать! (переводит взгляд на Зену) Слушай, наш план состоит в том…
Зена: (не оборачиваясь к Богу Войны) Нам нужен новый план.
Арес: Зена, давай рассуждать логически…
Зена: (поворачивается к нему лицом, повышенным тоном) Я сказала, что нам нужен новый план! Все, что сейчас происходит - моя вина! Габриель поддалась гипнозу, как и все те крестьяне! Мы… я не оставлю ее как в прошлый раз...
Арес: (встает) Нет…
Зена: (перебивая) Дахок бы не возродился тогда в Британии, если бы Габриель не пролила кровь…
Арес: (подходит к Воительнице) Зена, все не так…

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Зена: (отчаянно) Если бы не моя слепая месть Цезарю, то…
Арес: (повышенным тоном) Остановись! (хватает Королеву Воинов за плечи) Ты знаешь, что Дахок все равно бы возродился, как делал уже не раз! И твоей вины нет в том, что он снова здесь, и не было в прошлый раз. (более спокойно) У нас есть план, и мы будем придерживаться его.
Зена: (тихо) Я не оставлю Габриель у Дахока.
Арес: Я и не прошу тебя этого делать. Я говорю лишь о том…
Зена: (скидывает руки Бога Войны с плеч) Нет!

Экран темнеет.

Смена кадра

Ночь. Лес рядом с рекой. В воде отражается полная луна. Габриель стоит около самой кромки воды и смотрит на серебристый диск в небе. Позади нее слышится какой-то шум, и из леса появляются два чудовища Дахока. Они направляются прямо к Барду, но та будто совсем не слышит их приближение. Наконец, люди-змеи подползают почти вплотную к Сказительнице и тихо шипят. Габриель медленно поворачивается. Чудовища чуть отдаляются, поднимают головы вверх и, открыв пасти, выпускают столпы пламени так, что они скрещиваются друг с другом. В этом пламени появляются черты лица, в которых спустя мгновение можно различить Дахока. Бард медленно подходит ближе. Глаза ее широко распахнуты, на лице играют отблески пламени.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Голос Дахока:(низкий и глухой) Габриель! Тебе необходимо найти Зену и Ареса и привести их ко мне в храм, что на краю города. Твои друзья нужны мне, чтобы я смог провести обряд, когда Луна окажется в зените.
Габриель: (она явно напряжена, хмурится, будто пытаясь прийти в себя) Но... Я не могу... (в глазах появляется упрямство) И не хочу!
Голос Дахока:(гневно) Ты споришь со мной?! Ты противишься мне?

Девушка неожиданно падает на колени, схватившись руками за голову. Она беззвучно кричит и жмурится.

[ Вспышка - сцена из кошмара ]

Габриель охватывает яркое пламя, которое сжигает ее. Бард видит, как ее плоть плавится, а кости превращаются в пыль.

[ Вспышка - конец сцены из кошмара ]

Габриель лежит на земле, грудь ее судорожно вздымается и опускается, она хватает ртом воздух. В глазах застыл ужас.

Голос Дахока:Ты забыла, в чьей ты власти? (усмехаясь) Ты не можешь противиться мне. С тех пор, как ты узнала меня. С тех пор, как ты впустила меня в себя, - я навсегда в твоей душе.

[ Вспышка - сцены из прошлого ]

Голос Дахока:Все что ты делала, все что происходило с тобой - все это было по моей воле.

[ Монтаж сцен ]

  • Габриель убивает Меридиэн, завороженно смотрит на кинжал.
  • Сказительница оказывается над алтарем, огненный вихрь Дахока окружает ее.
  • Габриель рожает Надежду.

Голос Габриель: Она моя надежда.

Габриель с косой и Зена с мечом в Иллюзии идут друг против друга.

Голоса Габриель и Зены: (хором) Я ненавижу тебя!

[ Конец монтажа сцен ]

Голос Зены: (еле слышимый крик) Габриель!

[ Вспышка - конец сцен из прошлого ]

Барда начинает лихорадить, она сжимает кулаки, бьет ими о землю, пытаясь противиться давящей на нее силе.

[ Вспышка - сцена из кошмара ]

Дахок укладывает Габриель на спину на алтаре, проводит ладонью по щеке и губам, а затем опускает руку на бедро Барда, медленно задирая ее юбку и обнажая ногу.

Голос Дахока:(вибрирующий) Не сопротивляйся, Габриель. Прими мой дар.

Бог целует Габриель в губы, крепко прижимая к себе. Они оба растворяются в огненной вспышке.

[ Вспышка - конец сцены из кошмара ]

Камера показывает Барда крупным планом, она перестает противиться, затихает, огонь в ее зрачках гаснет, и взгляд становится отрешенным. Через мгновение девушка поднимается, пошатываясь.

Голос Дахока:Габриель. Ты поняла мой приказ?
Габриель: (отрешенно) Да, мой господин.
Голос Дахока:Ты приведешь ко мне Ареса и Зену или уничтожишь их. Но они не должны более стоять на моем пути.
Габриель: Хорошо, я выполню твой приказ.

Лицо Дахока исчезает, люди-змеи перестают выдыхать огонь и поворачивают головы к Барду.

Габриель: (глухо) Идемте. Мы должны выполнить приказ Дахока.

Камера приближается к ее лицу, показывая крупным планом опустошенные глаза.

Действие четвертое

Средний план входа в пещеру, где спрятались Королева Воинов и Бог Войны. Оттуда доносятся голоса, явно происходит спор, но мы не можем расслышать слов. Камера приближается.

Смена кадра

Камера показывает Зену и Ареса, которые стоят друг напротив друга, по лицам видно что они ссорятся.

Зена: (орет) Я сказала, что не брошу Габриель!

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Арес: (злясь) Зена, где твой хваленый здравый смысл? С твоей драгоценной подружкой ничего не случится - забудь о ней хоть на минуту! Подумай о нас. Нас преследуют два ручных монстра Дахока, и она на их стороне. Сейчас мы должны постараться держаться от них подальше. (тяжело вздыхает и поднимает руки, пытаясь мирно разрешить спор) Я не прошу тебя бросить ее. Но нам нужно решить, как справиться с главной проблемой - Дахоком. Одолеем его, и к твоей блондиночке вернется разум.

Воительница испепеляет бога взглядом, затем отводит глаза, будто колеблясь. Арес, обманутый ее молчанием, приободряется.

Арес: (довольный) Отлично, ты услышала меня. А теперь давай сосредоточимся на Дахоке. Ты сама говорила, что нужно попытаться отобрать копье, чтобы у нас появился хоть какой-то шанс. (задумчиво трет бородку) Возможно, если бы мы использовали эффект неожиданности - твой шакрам мог бы помочь выбить у Дахока оружие и... (поворачивается к Зене спиной, захваченный собственными мыслями)

Средний план пещеры, Воительница быстро достает меч из ножен, Бог Войны, ничего не замечая, продолжает стоять к ней спиной.

Зена: Будь осторожен, Арес.

Она резко бьет его рукояткой по затылку, и бог падает на землю без сознания. Королева Воинов мгновение медлит и протягивает руку к Аресу, но затем трясет головой и направляется к выходу.

Смена кадра

Недалеко от пещеры. Королева Воинов решительно идет в ту сторону, откуда они прибежали с Аресом, спасаясь от погони. Внезапно из леса навстречу Воительнице выходит Габриель. В лунном свете ее лицо кажется настолько бледным, будто оно высечено из камня. Глаза такие же пустые, как после разговора с Дахоком.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Зена: (она встревожена, но старается говорить как можно более мягче) Габриель, нам надо поговорить.

Бард не отзывается, но быстрым шагом направляется к подруге с явным намерением вступить в схватку. Она наносит несколько мощных ударов, целясь Королеве Воинов в лицо и живот, но Зена ловко парирует их, не отвечая.

Зена: (блокируя очередной удар) Габриель, ты под влиянием Дахока, но ты способна бороться с ним, я знаю!

Бард вновь проводит серию ударов, но Воительница уклоняется от них, совершает сальто и, оказавшись за спиной подруги, аккуратно берет ее в захват.

Зена: Внутри тебя еще осталась прежняя Габриель. Борись с Дахоком, не позволяй ему управлять тобой! Ты способна противиться его силе, его гипнозу.

Сказительница, извернувшись, бьет Зену по животу, освобождаясь от захвата, и ухитряется выхватить меч из ножен подруги. Королева Воинов отшатывается от удара, но быстро группируется и успевает увернуться от своего же оружия, направленного ей в шею.

Зена: (тяжело дыша, пытаясь быть как можно более убедительной) Вспомни, Габриель, ведь ты всегда хотела нести свет и добро людям. Мы бок о бок сражались с тобой против зла, и ты давала мне силы бороться с моими внутренними демонами. Не позволяй Дахоку уничтожить твою добродетель и заменить ее на темное пламя!

Лицо Барда искажается болью, она хмурится.

[ Вспышка - кадры из прошлого ]

3.05 Надежда

Габриель и Зена в хлеву в замке рыцарей. Воительница трет виски подруге.

Габриель: (убежденно) Я должна была разорвать круг и остановить боль и насилие! Я должна была нести мир, лечить... Я никогда не сомневалась в своем предназначении.

4.16 Путь

Королева Воинов и Бард на берегу смотрят на реку.

Зена: Может быть тебе лучше пойти с Элаем?
Габриель: (улыбаясь) Нет, мы будем вместе.
Зена: Но мы идем в разных направлениях.
Габриель: Все реки текут в море. И мы придем к единой цели.

5.02 Шакрам

Габриель и Элай сидят у костра.

Габриель: Мой путь с Зеной. Я должна помочь ей. И сделать все, чтобы защитить ее.

[ Вспышка - конец кадров из прошлого ]

Бард кричит, будто пытаясь снять наваждение, и с удвоенной силой начинает атаковать Зену. Воительнице с трудом удается защищаться, не отвечая на удары, а Габриель, кажется, стала еще более сильной и быстрой, чем была до гипноза Дахока. Наконец, Сказительнице удается подставить Королеве Воинов подножку, та падает, а Бард замахивается на нее мечом. Камера показывает руку Воительницы, которая тянется к шакраму, готовая в любой момент отбить удар, но Зена медлит, как и Габриель.

Крупный план лица Королевы Воинов. На нем читается нежность и покорность.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Зена: (почти с отчаянием) Габриель, ты самый дорогой мне человек!

Крупный план растерянного лица Барда.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

[ Вспышка - кадры из прошлого ]

1.01 Грехи прошлого

Королева Воинов стоит в склепе своей семьи.

Зена: Трудно быть одной.
Габриель: (появляясь в дверях склепа) Ты не одна.

3.16 Римские каникулы

Зена и Габриель на корабле.

Зена: Как долго ты будешь помогать мне? Сколько раз я снова причиню тебе боль? (гладит Барда по волосам) Дороже тебя у меня никого нет... А вместо заботы, я...
Габриель: Я хочу быть с тобой! Я люблю тебя, Зена.
Зена: Я тоже люблю тебя (берет подругу за руку)... Габриель.

3.22 Жертвоприношение 2

Храм Дахока. Зена с кинжалом приближается к Надежде.

Арес: Тебе решать, Габриель. Судьба Зены в твоих руках.

Зена замахивается на Надежду. Габриель кричит, совершает прыжок.

Габриель: Надежда!

Надежда оборачивается на зов матери. Бард подбегает, обнимает дочь, бросает последний взгляд на подругу и падает с Надеждой в пропасть с лавой.

Зена: (бросаясь к краю пропасти, орет) Габриель!
Голос Габриель: (еле различимый в крике Надежды) Зена!

[ Вспышка - конец кадров из прошлого ]

Камера крупным планом показывает, как на землю падает меч Зены, выпавший из рук Габриель. Затем камера перемещается, мы видим, что Бард опускается на колени, в глазах ее стоят слезы.

Габриель: (силясь сдержать плач) Зена... Зена, прости меня.

Воительница порывисто обнимает ее, прижимая голову подруги к своей груди и гладит девушку по волосам.

Зена: (нежно и успокаивающе) Ничего, ничего Габриель. Все хорошо. (целует Барда в макушку, улыбается, в ее глазах тоже слезы) Ты вернулась, это главное.

Сказительница обхватывает подругу руками.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Габриель: (всхлипывая) Я не смогла... Я поддалась ему.
Зена: (отстраняясь, смотрит на подругу, решительно) Нет, Габриель! Ты смогла противиться ему. (нежно улыбаясь) Ты молодец, ты справилась с его огнем.

Мгновение подруги смотрят друг на друга, затем Воительница поднимается и помогает встать Барду.

Зена: Идем, отведем тебя в безопасное место.

Камера показывает как из леса почти бесшумно выползают два монстра Дахока и направляются к Воительнице, которая стоит к ним спиной. Бард первая замечает чудовищ.

Габриель: Осторожно!

Королева Воинов оборачивается, и монстр отбрасывает ее ударом хвоста в ствол ближайшего дерева. Бард бросается к подруге, но другой монстр сбивает ее с ног, обхватывает ее шею кончиком своего хвоста, поднимает девушку над землей и начинает душить. Габриель теряет сознание.

Зена: (с ужасом) Габриель, нет!

Она выхватывает шакрам и бросает его в монстра, что держит Барда, но на пути оружия встает второй человек-змей. Шакрам рикошетит от его чешуйчатой кожи на груди и возвращается к Воительнице, которая вешает его на пояс. Зена раздраженно кричит, совершает сальто, приземляется рядом со своим мечом, который лежал на земле, быстро хватает его и атакует змея. На заднем плане мы видим другого змея, рядом с которым на земле лежит Габриель. Она жива - видно как грудь ее тихо вздымается.

Монстр некоторое время блокирует удары Воительницы, затем выдыхает пламя, вынуждая Зену отклониться в сторону, и в этот момент быстрым и сильным движением вновь отбрасывает Королеву Воинов, та падает на землю, выпуская меч из рук. Мы видим, как она бьется головой о ствол поваленного молодого дерева и теряет сознание.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Люди-змеи склоняются над телами, что-то шипят друг другу, затем каждый монстр обхватывает кончиком хвоста ноги своей жертвы и чудовища уползают, таща за собой пленниц.

Смена кадра

Камера крупным планом показывает загорелую руку, неподвижно лежащую на земле. Вдруг пальцы начинают дергаться. Арес приходит в себя. Его ладони упираются в землю, и мужчина пытается встать, но у него ничего не выходит.

Смена кадра

Мы видим все глазами Бога Войны. Картинка плывет, словно смотришь через сильно запотевшее стекло. Экран темнеет на несколько секунд, потом мы снова наблюдаем ту же картинку, но уже более четкую. После того, как экран мигает еще пару раз, изображение проясняется, и мы видим пещеру.

Смена кадра

Арес медленно поднимается на ноги.

Рука неосознанно тянется к затылку и Бог Войны хмурится.

Арес: У меня что, по голове вся афинская армия промаршировала?

Мужчина рассматривает стены и потолок. На его лице выступает недоумение. Он начинает медленно ходить по пещере, не забывая оглядываться. Наконец в его взгляде появляется понимание.

Арес: Ах да, точно. Дахок, Габриель пыталась оторвать мне голову. Хотя… я всегда подозревал, что это когда-нибудь случится. Зена. (снова смотрит вокруг) Зена? (трогает себя за затылок и морщится) Как всегда.

Бог переводит взгляд на землю и замечает следы, ведущие к выходу из пещеры. Он начинает идти в их направлении, не отрывая глаз от земли.

Арес: (бурча себе под нос) Мне бы твою упертость, Зена.

Мужчина выходит из пещеры и, пройдя небольшое расстояние, замечает следы, которые идут с противоположной стороны.

Арес: Хм, похоже на следы солдатских сапог. Харона мне в жены, если это не блондиночка. (смотрит на два следа, которые находятся на некотором расстоянии друг от друга) Боевая стойка. Похоже, наша маленькая Сказительница еще не пришла в себя. (продолжая разглядывать следы, начинает отступать) А это, Зена, похоже твои. Хм… упор на стопы - значит пятилась. Эх, стоило тебе хотя бы разок ударить свою подружку. (останавливается около четырех небольших круглых вмятин, довольно близких друг другу, причем две из них более глубокие) Наверное от коленных чашечек (смотрит на те, что глубже), и кто-то был близок к нокауту. Расстояние небольшое. Либо обнимались, либо душили друг друга. (взирает на полосы, как от очень больших змей) Эти поверх остальных, похоже - ручные питомцы Дахока появились немного позже. (вдруг он замечает на земле две небольшие вмятины) Их вырубили... (видит следы, оставленные монстрами и уходящие от вмятин, а также четыре полоски между ними) и тащили! (переводит взгляд в ту сторону, в которую уходят следы) Что там находится? (его глаза округляются) Храм!

Не медля больше ни секунды, Арес бежит туда настолько быстро, насколько может.

Смена кадра

Мы видим мутное, раскачивающееся из стороны в сторону изображение. Звучат чьи-то голоса, но они приглушены и доносятся словно сквозь вату.

Экран на мгновение темнеет и камера показывает крупный план лица Зены. На ее щеке ссадина, а на подбородке засохшая кровь. Воительница качает головой, пытаясь прийти в чувство. Голоса начинают звучать отчетливо, и мы слышим крик Габриель. Королева Воинов окончательно приходит в себя и дергается, чтобы броситься на помощь подруге, но не может сдвинуться с места. Изображение отдаляется и мы видим, что Зена прикована цепями к одной из колонн храма. Она с ненавистью смотрит вперед. Камера поворачивается, демонстрируя Дахока, который держит за горло Габриель. Тело Барда покрыто синяками и ссадинами, одежда порвана и залита кровью.

Дахок: (притворно вежливым голосом) Как чудесно, что ты, наконец, решила к нам присоединиться, Зена. Я уж было подумал, что мои дети немного перестарались.
Зена: (с ненавистью) Как только я освобожусь…
Дахок: (прерывает ее) Хоть я и лелеял свою месть к вам целую вечность, но я не отношусь к тем, кто предпочитает это блюдо холодным. Поэтому я бы посоветовал тебе держать свой язык за зубами, Зена, если, конечно, ты не хочешь, чтобы я вырвал язык твоей подружке.

Зена злобно смотрит на него, но молчит.

Дахок: Я не местный божок, которого ты можешь легко победить. Я – Дахок. Олицетворение страха и ужаса (усмехается). Твоего ужаса, Зена. (бог переводит взгляд на Габриель) Тебе-то прекрасно это известно, верно?

Он отпускает девушку, и та падает на пол, немедленно хватаясь за свое горло и делая глубокие вдохи.

Дахок: (качает головой и произносит почти с сожалением, глядя сверху вниз на Габриель) Ох, куда же делась та невинная девушка, что с такой страстью приняла в себя мой огонь? Теперь твоя душа обагрена кровью, и ты ничем не лучше любого проходимца, что добывает себе пропитание топором и мечом на большой дороге. И уж точно не лучше меня.

Он хватает Барда за волосы и притягивает к себе.

Габриель: (выплевывает кровь) Даже не смей нас сравнивать. Я борюсь за высшее благо и оплакиваю каждую каплю крови, что приходится пролить!
Дахок: (с ухмылкой) Да неужели?

Он бьет девушку коленом по подбородку и та отлетает на несколько метров назад.

Зена: (кричит) Габриель!
Дахок: Нет, меня, определенно, слишком долго не было в этом мире, и смертные успели еще больше поглупеть. Но я быстро напомню им о себе.

Он поворачивается к Зене.

Дахок: Но сначала месть. Должен же я как-то вознаградить себя за труды, верно?
Зена: Если ты думаешь, что моя смерть что-то изменит, то сильно ошибаешься. Таких как я сотни.
Дахок: О, моя армия более чем способна разобраться с любой задачей. Но лично мне не нужны сотни таких же. (криво улыбается) Для моих целей подойдет только оригинал.

Темный Бог вытаскивает из-за пояса изогнутый кинжал и внимательно смотрит на него. Лезвие ярко блестит при свете факелов.

Дахок: Ты должна понять, как мне тяжело сейчас, Зена. Вы, смертные, такие хрупкие, и есть столько способов убить вас. Сотни, тысячи (бог зажмуривает глаза и на его лице отражается удовольствие) И каждый из них может быть настоящим произведением искусства. Но я должен выбрать только один, самый подходящий.
Зена: (с сарказмом) Бедняга, трудно же тебе приходится.
Дахок: (не обращая внимание на ее слова) Я слышал, что умельцы способны снять с человека кожу, как шкурку с яблока – за один раз. И при этом оставить свою жертву в живых. Ну, на какое-то время, по крайней мере.

Он снова переводит взгляд на кинжал.

Дахок: Интересно, получится ли это у меня? (пожимает плечами и бросает быстрый взгляд на Габриель) Хотя у меня всегда есть вторая попытка.

Он замирает, явно намереваясь еще что-то сказать, а потом хитро улыбается.

Дахок: Как мило с его стороны. Теперь мне не придется тратить свое время на поиски.

Зена хмуро смотрит на него, не понимая о чем идет речь.

Камера разворачивается и мы видим Ареса, который сражается с приспешниками Дахока. Он сбивает нескольких из них с ног, перекатывается, уходя от удара змееподобного монстра, и, схватив с земли меч, бежит в направлении к Темному Богу.

Дахок, подождав мгновение, поднимает руку и из нее вырывается пламя, которое, словно веревка, опутывает Бога Войны. Тот дергается, но ничего сделать не может.

Дахок: Я бы мог сказать, что разочарован, но, откровенно говоря, не ожидал от тебя ничего иного, Арес. У тебя всегда был талант совершать глупости.

Смена кадра

Снова вид внутреннего зала храма, освещенного факелами. Дахока нигде не видно. Габриель по-прежнему лежит на полу, она в полубессознательном состоянии. Камера поднимается выше, показывая Зену, которая обеспокоенно смотрит на подругу. Королева Воинов и сама не в лучшем состоянии.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Рядом с ней прикован Арес, который, понуро опустив голову, рассматривает свои оковы. Его руки свободны, и он то и дело дергает замок на цепях, словно проверяя его на прочность.

Зена: (стиснув зубы) Твоя выходка, Арес, была совершенно не обязательна. Не говоря уже о том, что никаких результатов не дала.
Арес: (саркастично) Спасибо за беспокойство, дорогая. Нет-нет, не волнуйся, со мной все в порядке.
Зена: (более мягко) Тебе и правда не стоило этого делать.
Арес: Чего? Пытаться спасти тебя? (Королева Воинов порывается что-то сказать, но мужчина прерывает ее) Только не говори, что у тебя все под контролем.

Зена вздыхает и отводит взгляд.

Зена: Я должна была это сделать.
Арес: Но не обязательно сама. В следующий раз постарайся донести свое мнение словами. Моя голова будет тебе за это очень благодарна.

Бог переводит взгляд на Габриель.

Арес: Что с ней?
Зена: Она жива. На большее мы сейчас не можем рассчитывать.
Арес: (красноречиво смотрит на Воительницу) Ты тоже не в лучшем состоянии.
Зена: Поверь, ей досталось больше. Я буду жить. По крайней мере, пока.
Арес: (стараясь уйти от щекотливой темы) И каков план?
Зена: План?
Арес: Да, у тебя он есть всегда. Только не говори, что в этот раз ты сократила его до: «Героически погибнуть, спасая мир».
Зена: Нет, ты же знаешь, что я не люблю повторяться. Но в этот раз я действительно не знаю, что нам делать.
Голос Дахока:Покориться моей воле.

Камера поворачивается и показывает нам Темного Бога, который стоит напротив. В руках его копье Ра.

Дахок: И смириться со своей судьбой. А она, по правде говоря, не особо завидная.

Он подходит к алтарю, застеленному темно-бордовой тканью, и водружает туда копье. Нежно проведя рукой по древку, Дахок дотрагивается пальцем до острия.

Дахок: (шепотом) Скоро.

В храме появляется несколько его приспешников.

Дахок: (отрывисто) Все ли готово для ритуала?
Приспешник: (с поклоном) Все, повелитель. Осталось дождаться подходящего времени. Как только луна окажется в зените, вы сможете обрести всю силу и мощь этого оружия.
Дахок: (с улыбкой поворачивается в сторону Зены, Ареса и Габриель) Больше всего ненавижу чего-то ждать. Но в этот раз мне, хотя бы, есть чем себя развлечь.

Он делает глубокий вдох и расслабленно выдыхает.

Дахок: Нет ничего лучше, чем небольшое убийство перед кровавым ритуалом. Для тренировки и чтобы не терять форму, так сказать. Но с кого же мне начать?

Темный Бог задумчиво потирает подбородок, переводя взгляд с Зены на Габриель и обратно.

Дахок: (начинает поочередно указывать на Королеву Воинов и Барда пальцем, бормоча нараспев на манер детской считалочки):
Раз-два-три-четыре-пять,
Буду вас я убивать,
Кровь, мучения, хлысты,
Моей жертвой будешь…

Он не успевает произнести последнее слово, как Арес вскакивает на ноги, кидая цепи в сторону Дахока. Тот едва уворачивается от них. Олимпиец вырывает из рук ближайшего приспешника меч и кидается на Темного Бога.

Арес: Главная проблема всех злодеев – они слишком много болтают. Я раньше и не понимал, как это раздражает.
Дахок: (голыми руками отражает попытки Бога Войны его ранить) Ты много чего не понимаешь, Арес. Например, то, что ты проиграл.

Темный Бог хватает одной рукой лезвие меча и крепко сжимает его. Металл с шипением плавится. Дахок отбирает меч и отбрасывает его в сторону, а потом наносит несколько быстрых, но сильных ударов Богу Войны, от которых тот сначала пятится назад, а потом и вовсе падает на колени. Любые попытки защититься ни к чему не приводят.

Дахок: (с пренебрежением смотрит вниз на израненного оппонента) Тебе не стоило пытаться играть с большими мальчиками, Арес.

Смена кадра

Изображение светлеет.

Повтор предыдущей сцены: перед Дахоком на коленях стоит израненный Арес, который пытается подняться, но его противник уверенным движением наносит Богу Войны удар ногой по подбородку. Арес падает на спину, теряя сознание. Темный Бог хватает рукой копье с алтаря, самодовольно ухмыляется, прокручивая оружие в руках, а затем заносит его над Аресом.

Дахок: Такие как вы - жалкие, самоуверенные, слабые боги (на этом слове он язвительно ухмыляется), были и будете моей легкой добычей, ресурсом, расходным материалом... А мошкара (кивает в сторону лежащих на полу Зены и Габриель), всегда стремится к свету, но очень быстро сгорает, ибо не в силах справиться с силой очистительного огненного всепоглощающего пламени.

Он подбрасывает копье в воздухе, ловко ловит его и направляет уверенным быстрым движением к груди Ареса. На фоне мы слышим характерный свист шакрама и два лязгающих звука, отрикошетившего от стен диска. В то же мгновение шакрам попадает по древку копья, выбивая его из рук Дахока.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Камера поворачивается, и мы видим, что Королеве Воинов удалось подняться. Она, с трудом удерживая равновесие, ловит рукой вернувшийся к владельцу шакрам, на запястье Воительницы висит разорванная цепь от кандалов, сковывавших ее ранее. Дахок оборачивается и ошарашенно смотрит на Зену. Он открывает рот, чтобы что-то произнести, но у него из уст вырывается только крик. Камера опускается на уровень его ног - Габриель смогла подползти к противнику и нанести ему удар саем в бедро. На заднем фоне мы видим, что к Аресу возвращается сознание - он медленно открывает глаза и оценивает происходящее.

Темный Бог стискивает губы и падает на одно колено, зажимая рану, полученную от Барда. Тем временем Бог Войны, корчась от боли, хватает упавшее копье и пронзает насквозь горло Дахока, встает на ноги, упираясь на древко оружия. Арес злобно смотрит на своего врага, скрипит зубами, сплевывает слюну в сторону, потом резко тянет копье на себя, издает боевой крик, и в неистовстве наносит еще несколько быстрых ударов в грудь Дахока. Тот замертво падает, обильно истекая кровью.

Камера крупным планом показывает тело поверженного бога. Изображение плавно сменяется видом полной луны, которая находится точно над храмом, затем кадр также плавно возвращается внутрь здания.

Зена вешает шакрам на пояс и устремляется к Габриель, обеспокоенно осматривая ее раны.

Габриель: (кладет свои ладони ей в руки) Я в порядке. (мгновение спустя глаза Сказительницы округляются) Зена! (кивает в сторону Ареса)

Женщины переводят взгляд на Бога Войны, крепко сжимающего копье. Его раны затягиваются, растрепанные волосы складываются в аккуратную прическу, помятая и местами порванная одежда вновь становится целой. Мужчина делает глубокий вдох, не отводя глаз от оружия.

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Арес: (протяжно и мелодично) Я вернулся.

Бог Войны поглаживает древко копья обеими руками, как вдруг оно начинает светиться голубоватым сиянием. Свет распространяется все интенсивнее, из острия начинают сочиться световые потоки, образуя сферу вокруг Ареса, которая приподнимает его над полом. Он раскидывает руки в стороны, в одной из которых все еще сжимает копье, и замирает в центре этой сферы.

Зена подбегает к светящейся фигуре, тянется к богу, но тут же ее отбрасывает в сторону мощной энергетической волной. Габриель отползает к подруге и обнимает ее за плечи. А в это время световая сфера, охватывающая Ареса загорается еще ярче. Волновые потоки света, меняя свою траекторию, начинают проходить сквозь тело бога. Несмотря на происходящее, его лицо выглядит умиротворенным и довольным. Спустя пару секунд Бог Войны начинает заливаться басовитым пугающим хохотом. Зена и Габриель испуганно переглядываются, но не решаются приблизиться к нему.

В одно мгновение все лучи исчезают, и Арес мягко опускается на пол, направляя острие копья себе в грудь, медленно приближая его к телу.

Зена: (нехарактерным для нее испуганным голосом) Не надо!

В этом пламени - ты, в этом пламени - я

Она решительно вскакивает с места и в прыжке пытается сбить Ареса с ног. Но тот делает круговое движение свободной рукой, и его огораживает невидимая глазу преграда, которая не позволяет Королеве Воинов приблизиться. Она ударяется о незримую стену и вновь оказывается на полу.

Копье замирает на расстоянии нескольких сантиметров от Бога Войны. Из острия пульсирующими вспышками вылетают шарообразные цветные сгустки энергии прямо в грудь Ареса. Мы видим, как он наслаждается этим процессом: томно прикрывает глаза, прикусывает нижнюю губу и плавно покачивает головой из стороны в сторону.

Через какое-то время пульсация прекращается, и Арес опускает руку с копьем. Его лицо тут же принимает озлобленное выражение, он кидает презрительный взгляд на Зену и Габриель, щурит глаза.

Зена: (не вставая с пола, осторожно) Арес?
Арес: (твердо и зло) Теперь я - сила, я - мощь, (выдерживает паузу, удовлетворенно вздыхает), я - власть...

С этими словами, которые гулким эхом отражаются от стен храма, он исчезает в световой вспышке. Камера крупным планом показывает, как Зена и Габриель с недоумением переглядываются.

Голос за кадром: Продолжение следует...

Экран гаснет.

Конец

Дисклемер: В связи с тем, что весь бюджет РусШВС ушел на бутафорскую кровь и пиротехнику, пришлось отснять с дворфами лишь краткий эпизод. Всем фанатам скандинавских карликов спасибо за понимание.

1 Это тот самый монах, который обменял шкатулку Сехмет на копье Ра в 7.02 “Возвращение часть 2”. - Вернуться к сцене

2 Речь идет о храме, упоминавшемся в конце серии 7.04 "Змей Войны". - Вернуться к сцене

3 Шалман - низкопробное питейное заведение; трактир, пивная. - Вернуться к сцене

Прочитано 175 раз

Копирование и распространение материалов с сайта возможно только с согласия правообладателя и администрации, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.

Наверх